привет

КОМПОЗИТОР

Александра Клюшина

Старый Дом очень любил сочинять музыку. Правда, никто об этом не подозревал – просто не догадались прислушиваться. И напрасно, дом был настоящим виртуозом! В нём уживался целый оркестр!

Дряхлые ходики в гостиной скрипуче исполняли роль метронома. Часы в кухне бодро аккомпанировали стаккато. Третья и пятая ступеньки на второй этаж потрескивали с затактом (даже если на них никто не наступал), нежно пощелкивал обойный клей и переливчато журчала в батареях вода. Когда же вступало соло ветра в печной трубе, у Дома начинало щемить сердце от этой красоты.

Неслышно ступая по снегу на мягких лапах, неторопливыми шагами приближался Новый Год. Обитатели Дома очень ждали праздника. Таинственно перешёптывались, прятали в укромных уголках свёртки с подарками – до поры. Дом, конечно, знал, где таится тот или иной сюрприз, но никогда не выдал бы секрета.

Запах хвои перемешивался с благоуханием мандаринов и свежезаваренного кофе. Влекомые упоительными ароматами, к Дому спешили гости. Дом обожал гостей и всегда старался удивить их неожиданным пассажем. Но в этот раз он, похоже, перестарался. Балка на чердаке треснула как-то особенно громко и разговоры за столом испуганно стихли.

— Дом требует серьёзного ремонта, — сказал один гость.

— Продайте вы его и купите квартиру, — посоветовал второй.

— А лучше снесите развалюху и отстройтесь заново, — рубанул третий.

Дом замер. Остановились, точно сердце, старые ходики. Тишина.

Неужели… его убьют? После стольких лет верной службы?! Боже мой…

— Ну что вы, — вежливо ответила гостям Хозяйка Дома. – Ведь он живой, наш Дом. А кроме того, он композитор… Не сочтите меня сумасбродкой, но я слышу его музыку, особенно в долгие осенние и зимние вечера, и это наполняет душу таким умиротворением. Никакой комфорт этого не заменит, поверьте.

И снова пауза.

Дом не поверил ушам. Она знала! Она всё знала, эта мудрая женщина! Душа дома потеплела и преисполнилась любовью и благодарностью.

А в трубе торжественно начал свою новогоднюю арию Ветер.

Утром оказалось, что балка на чердаке цела.

Александра Клюшина

часы вне времени