привет

ПО БАРАБАНУ

Александра Клюшина

Встретились как-то на дороге Горе и Злосчастье.

Здравствуй, Горе, – радостно осклабилось Злосчастье и тут же само представилось: – Злосчастье я! Будем знакомы!

Оч-чень приятно, – процедило Горе и нехорошо на него посмотрело. – А откуда ты, интересно, знаешь, кто я?

Ну как же, – удивилось Злосчастье. – По тебе же сразу видно! Все в чёрном, унылое, нос на сторону воротишь…

На себя посмотри, – огрызнулось Горе. – Пузо отрастило и от самого себя в полном восторге!

Это есть, – самодовольно кивнуло Злосчастье. – В восторге. А ты где живёшь-то?

Нигде я не живу! – еще больше окрысилось Горе. – Я бомж со стажем! То тут побуду, то там… Везде понемножку. Там, откуда не гонят, подольше засиживаюсь.

А у меня вот несколько домов, – сказало Злосчастье толстым голосом, погладив пузо и прижмурившись. – И все мои. И во всех них я живу. Может, их и больше, чем я знаю.

Горе остолбенело и ничего не ответило, а только хлопнуло глазами. Лицо его стало кислым, как лимон.

Ну что, заглянешь? – не отставало Злосчастье. – У меня сегодня пирожки собственноручного изготовления!

Хвастаться неприлично, – кротко заметило Горе. – А не боишься горе-то в дом приглашать?

Не-а! Мне все по барабану! – беспечно замотало головой Злосчастье, и вдруг глаза его вспыхнули: – О! Классный ящик кто-то в помойку выкинул! Надо прихватить – сделаю какой-нибудь шедевр!

Горе скривилось ещё сильнее, но голод не тётка, а пирожки – это пирожки. И оно, как можно громче и противнее шаркая подошвами, поплелось вслед за Злосчастьем…

Его ближайшая квартира поражала размерами и необыкновенной захламлённостью. Тут и там виднелась странная мебель, сколоченная из неоднородных частей. К примеру, стол изображала опрокинутая на бок тумбочка, а ножки к ней были приделаны от других столов – и все разной толщины. Стеллаж для всяких разностей был сколочен из разномастных комодных ящиков. Стопка старых чемоданов в прихожей заменяла тумбочку.

Мое изобретение, – похвалилось Злосчастье.

А нижние-то как открываются?! – выпучило глаза Горе. – У чемодана же откидная крышка! Ну, и куда им, нижним, откидываться?!

Да так и откидываешь! – захихикало Злосчастье, и вправду пошвыряло на пол все чемоданы, чтобы добраться до нижнего. Но зацепилось ногой и с удивлённым ойканьем и грохотом провалилось куда-то в недра квартиры. Впрочем, тут же и появилось в облаке пыли, с хохотом потирая шишку на лбу.

Ну ты даёшь, – между чихами хмуро сказало Горе. – Повидало я всякого, но такого…

Так я ж Злосчастье! – пояснило то и опять довольно осклабилось. – По мне и так хорошо. Потому что всё по барабану!

Не дождётесь, – проворчало Горе, устремилось в ванну и вернулось с ведром и тряпкой: – Чтобы пирожки, да в таком разгроме…

И оно умудрилось даже некоторым образом прибраться. По полу даже стало можно ходить. Злосчастье благосклонно наблюдало за его действиями:

Ничего себе так. Только через какое-то время ведь опять по-прежнему будет!

И, довольно закудахтав, пошло в гостиную.

Ладно, – сказало Злосчастье и включило компьютер. – Сейчас будем киношку смотреть. Под пирожки. Ты какие фильмы любишь?

Ужасники, – мрачно сказало Горе. – Они меня развлекают – жизнь-то, она страшнее.

Вот уж фу, – сказало Злосчастье. – Я больше комедии люблю. Или сказки. О! Давай смотреть «Раз, два, горе – не беда»!

Эту сказку – никогда! – в рифму твёрдо сказало Горе и даже топнуло ногой.

В это время внутри системника что-то обрушилось, и монитор тоже погас.

Материнка опять вывалилась, – радостно констатировало Злосчастье. – Да не переживай ты так, сейчас поправлю! Вообще-то компьютер хороший… Собственноручной сборки!

Оно и видно, – ехидно покивало Горе.

Злосчастье надулось на секунду, а потом, что-то вспомнив, опять разразилось хихиканьем:

Это ещё что! Вот у меня один раз монитор взорвался – таракан чего-то внутри замкнул… или перегрыз… Садись, короче говоря… Погоди-ка!

Оно быстро схватило со стола какой-то большой продолговатый предмет типа шлёпанца и быстро загрохало им по сиденью.

Гвоздь торчал, – пояснило оно опешившему Горю. И тут же протянуло ему этот предмет: – Вот, попробуй!

Что это? – выпучив глаза, спросило Горе.

Это пирожок, – несколько смущенно хмыкнуло Злосчастье. – Он, конечно, немного подсох в духовке – духовка у меня не очень… Но есть-то можно! Вот, смотри!

И в доказательство оно с хрустом откусило корочку пирожка, обнажая начинку – рис с яйцом – и стало бодро грызть.

Горе с сомнением покрутило в руках пирожок:

А чего он большой-то такой?

Ну… думаю, чего с маленькими возиться, – сказало Злосчастье, пытаясь по новой запустить какой-то фильм. Фильм не запускался. – Только это… я тесто посолить забыло. И, знаешь, там это… если чёрненькое попадётся, так это не изюм, а тараканы. А, кстати, тараканы – это чистый протеин!! Для здоровья полезно…

Горе с горестным стуком положило пирожок обратно на стол:

Вот как в воду глядело, что поужинать не удастся!.. Все. Пойду. У меня дела.

Смотри не заболей там, – напутствовало его Злосчастье, копаясь в компьютере и машинально догрызая пирожок. – Вечно горевать – какой-нибудь гастрит ещё наживёшь или язву. Вот я, например, никогда не горюю…

Язву наживешь от таких пирожков, – отрезало Горе и пошло туда, где его не ждали.

А Злосчастье, наоборот, никуда не пошло – его же, в принципе, тоже нигде не ждали! – и село у окна смотреть на удаляющуюся спину противно шаркающего Горя. И оно не знало, что делать – то ли по обыкновению довольно гладить пузо, то ли ждать, когда опять Горе придет.

Пожалуй, это был единственный случай, когда ждёшь то, что тебе абсолютно по барабану.

Александра Клюшина

часы вне времени