СПАСИТЕЛИ МИРА

Александра Клюшина

Было жарко, тихо и скучно. Солнце, как яичница-глазунья, плыло по раскаленной сковороде июля.

Барамелька и Марабас сидели и молчали. Час уже сидели.

– У меня сейчас глаза вылезут, – сообщил Марабас.

– А у меня язык отсохнет, – пожаловалась Барамелька.

– А ты его не высовывай, – посоветовал Марабас.

– А я не высовываю, – обиделась Барамелька.

Помолчали ещё. И ещё посидели.

– Посидели так, что чуть не поседели, – пробурчала Барамелька себе под нос.

– Чего-чего?

– Ничего. Это я так. Всякие глупости болтаю. Мозги уже раскисли совсем.

– А ты их наружу не вываливай, – привычно посоветовал Марабас.

Барамелька кинула в него подушкой и не попала.

– Убью, – лениво пообещала она.

– Слушай, а давай устроим дуэль на зубных щетках! Или друг другу аппендицит, что ли, вырежем, – оживился Марабас.

– Не хочу, – подумав, отказалась Барамелька.

– Я, что ли, хочу! – возмутился Марабас. – Жарко просто! А тут хоть какая-то движуха.

– Я уже и движухаться не могу. Кажется. Но если бы под рукой была ещё одна подушка, я бы в тебя кинула.

Ещё помолчали.

Барамелька легла на пол и закрыла глаза. А Марабас углубился в дебри толстого компьютерного журнала. Барамелька, беспокоясь, всегда говорила ему, что так можно заблудиться совсем, но Марабас, посмеиваясь, возражал, что в таких делах заблуждается крайне редко.

Вдруг Барамелька села и открыла глаза. Глаза были перепуганные.

– Слушай, всё это уже было тыщу раз, – сказала она.

– Чего «всё»?

– Ну – всё, понимаешь?! – она покрутила руками, как будто это могло чему-то помочь. – ВСЁ было. Совсем всё. И с нами, и со всеми… И мы уже были тыщу раз. Хотя, может быть, нас и звали как-то по-другому. Но это уже неважно. Понимаешь?! А раз было ВСЁ и СО ВСЕМИ, и ТЫЩУ РАЗ, то, получается, что ВСЁ вокруг – это мы и есть! Ужас-то какой!

– Ну и? – не понимал Марабас, высунувшись из-за компьютерного журнала.

– И ну! – рассердилась Барамелька. – Смысл-то где?! Если ВСЁ уже было! И тыщу раз!!!

Ещё помолчали.

– А давай внезапно кончимся, – спокойно предложил Марабас.

– Как это?! – испугалась Барамелька.

– А так. Насовсем. Раз, и всё.

– И что, нас уже не будет? – не поверила Барамелька.

– Да никого уже не будет. И ничего. Совсем.

– Прямо совсем?!

– Ну, хочешь, криво. Но совсем. Раз уже ВСЁ было тыщу раз и смысла нет, то пусть ВСЁ и кончится насовсем.

И ещё помолчали.

– Не хочу, – сказала Барамелька.

– Ну, вот тебе и смысл, – ответил Марабас.

Барамелька опять легла на пол и стала думать, а Марабас снова полез в свои компьютерные дебри.

– А давай знаешь чего? – сказала Барамелька, села и открыла глаза. – Давай наоборот.

– Чего наоборот?

– Давай не будем заканчиваться. А, наоборот, начнемся. Но по-другому.

Марабас подумал.

– А чего, давай, – сказал он.

И они начались. Но по-другому.

Александра Клюшина

часы вне времени