Во время путешествия с императрицей по Волге фавориты Екатерины II получили царский подарок

Во время путешествия  по Волге, среди свиты Екатерины находились Григорий и Владимир Орловы, очень близкие к императрице придворные, которые, по мнению историков, давно мечтали о землях в Среднем Поволжье.

 

До Ставрополя не дошла

В мае 1767 года Екатерина II предприняла путешествие по Волге. Из Твери двинулись 25 пассажирских и транспорт­ных судов. Императрица намеревалась до начала работы Уложенной комиссии познакомиться с населением Поволжья и состоянием дел в этом регионе. В путь отправились более 1150 человек, в том числе видные государственные деятели, придворные и армейские чины, лекари и фрейлины. Сопровождать императрицу впервые были приглашены иностранные дипломаты cо своими свитами.
Екатерина посетила Калязинский монастырь, Углич, Рыбную слободу, Ярославль, Ипатьевский монастырь, Кострому, Нижний Новгород, Макарьевский монастырь, Чебоксары и Казань, осматривала достопримечательности и изучала социально-экономиче­ское положение городов. Особое внимание императрица уделила вопросам промышленной политики: она беседовала с представителями купечества, посещала фабрики, предприняла ряд мер по разрешению проблем местных промышленников и торговцев. Так, в Ярославле она уладила конфликт купеческих гильдий, а по просьбе нижегородских купцов постановила основать акционерную торговую компанию — первую в России.
В середине июля флотилия прибыла в Симбирск. Историки считают, что некоторые придворные уговаривали Екатерину отправиться дальше вниз по Волге и в итоге якобы уговорили. Говорят, что она-таки посетила Самару, Ставрополь и некоторые села Ставропольского уезда. Но документальных подтверждений тому нет.

«Осетры были прямо с кита»

Дальнейший наш рассказ — это предположения краеведов и предания жителей Самарской Луки, передававшиеся из поколения в поколение. По легенде, в пути Орловы уговаривали царицу посетить приобретенное имение старшего брата Ивана —
Головкино. За три года до путешествия Иван Григорьевич приобрел села Головкино (Знаменское) и Кременки. Они располагались ниже Симбирска, в Ставропольском уезде. Иван Орлов изучил Самарскую Луку и приглядел лесные угодья напротив Ставрополя. В Головкино Орлов-старший обосновался основательно и даже успел возвести большой дом, в котором и планировали принять императрицу. По легенде, государыня согласилась побывать в гостях у своих фаворитов.
Говорят, на пристани в Головкино Иван Григорьевич приказал расстелить ковры от самой воды. Крестьяне ожидали свою государыню с раннего утра. Когда она вышла на берег, ей под ноги бросали букеты. Был дан рыбный обед, где, по легенде, «осетры были прямо с кита». Императрице в новом имении Орловых очень понравилось.
Царская галера, по преданию, также побывала в рай­оне села Усолье. Рассказывают, что корабль пристал к берегу, а Григорий Орлов на руках снес императрицу на берег. На высокой Караульной горе пили чай. Царица была очарована видом Жигулей и окрестностей.
По словам самарского профессора, декана исторического факультета СамГУ Юрия Смирнова, эти рассказы — не более чем легенда.
«Официально путешествие Екатерины II по Волге закончилось в Симбирске, — уверен Юрий Смирнов. — Она сошла с корабля и на карете поехала в сторону Москвы. Братья Орловы побывали на Самарской Луке и присмотрели себе здесь земли самостоятельно. А вообще, в нашей губернии любят вспоминать эту императрицу. В нескольких прибрежных селах жители утверждают, что у них побывала Екатерина Великая. Но это — местные легенды и предания».

Заботливый хозяин

Сразу же после поездки с Екатериной по Волге Орловы стали вновь хлопотать перед императрицей о пожаловании им этих мест. В результате в течение 1768 года им удалось выменять все свои малоземельные вотчины, разбросанные по нечерноземным губерниям, на громадное владение в районе Самарской Луки, получившее название Усольская вотчина, с фактическим центром в селе Усолье. В общей сложности братья получили несколько сот тысяч десятин земли и почти десять тысяч душ крестьян мужского пола. Как известно, женщин в то время не вносили в ревизские сказки (документы, отражающие результаты  ревизий податного населения Российской империи в XVIII — 1-й половине XIX вв., проводившихся с целью подушного налогового обложения населения). Всего же на этих землях тогда проживало примерно 26-27 тысяч человек.
С 1791 года Усольская вотчина перешла практически в единоличное владение Владимира Орлова. В состав вотчины входили Рязаново, Анненское, Русская Борковка, Барская Московка, Никольское, Кунеевка, Жигули, Валы, Александровка и другие села Ставропольского уезда, а также Ставропольский бор и рыболовные промыслы по Волге и Усе.
Орловы даже сумели увеличить свои владения. В 1798 году, уже при императоре Павле I, который очень не любил семейство Орловых, они начали тяжбу с городом Ставрополем за земли на левобережье Волги. Первый раз ставропольскому сообществу удалось отстоять земли, но суд длился много лет, к власти пришел внук Екатерины Александр I, который привечал бабкиных фаворитов, и дело решилось в пользу Орловых. Несколько тысяч десятин пополнили вотчину.
Владимир Орлов был младшим из пяти братьев и намного пережил их. Он умер в 1831 году уже при Николае I, на 88 году жизни. В 19 веке он часто бывал в наших краях и, говорят, даже несколько раз участвовал в Ставропольских дворянских съездах. Сын его Григорий, бывший сенатором, умер в 1826 году бездетным.
Как свидетельствуют хроники, крестьянам при графе жилось относительно неплохо. Владимир Орлов был хозяином заботливым. Так, он открыл в Усолье училище для мальчиков-сирот, где готовили конторщиков и писарей для работы в волостях. Затем на его сред­ства были построены первая в Усолье больница для крестьян, а также несколько фельдшер­ских пунктов, «родильные бани» (так в то время назывались роддома) и детские приюты.
Вплоть до начала XIX века почти все усадебные постройки были деревянными, и в 1812 году они были уничтожены сильным пожаром, в том числе и старый графский дворец. После этого усадьбу начали строить заново — уже из камня. Новый проект по распоряжению графа Орлова в лучших традициях классицизма подготовил архитектор Христофор Сахаров (Шмит).
Собственно господский дом с флигелями Сахаров проектировал вместе с крепостным самоучкой Цукановым, а помогал им московский архитектор Дементий Жилярди. При усадьбе был разбит сад, высаженный в виде двуглавого орла, а при нем на берегу Волги стояла церковь. Сейчас часть территории затоплена Жигулевским морем, а сама усадьба оказалась почти на самом берегу Волги.

Во дворце поселились студенты

После смерти графа Владимира  громадное имение на Самарской Луке перешло к его внуку Владимиру Петровичу Давыдову — сыну его дочери Натальи, выданной замуж в 1803 году за камергера Давыдова.
Чтобы сохранить фамилию своих знаменитых предков, новый владелец усольской вотчины в 1856 году исхлопотал себе право впредь именоваться графом Орловым-Давыдовым. С двойной фамилией своего владельца земли Самар­ской Луки и ее окрестностей были впоследствии связаны долгие годы. Владимир Орлов-Давыдов скончался в 1882 году, оставив имение своему сыну, тоже Владимиру.
Последние владельцы Усольской вотчины, Владимир и Александр, внуки Владимира Петровича Орлова-Давыдова, покинули Россию вместе с частями Белой армии. Крестьяне разграбили хозяйское имение, растащив половину фамильных реликвий и уничтожив многие ценные предметы интерьера. В 1919 году орловская усадьба была передана на баланс Наркомзема РСФСР, и тогда же в бывшее имение вселился сельскохозяйственный техникум Народного комиссариата земледелия.

Источник: Волжская Коммуна

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *