ДЕЛО О ССЫЛКЕ РОМАНОВЫХ

Дело о ссылке Романовых // О начале войн и смут в Московии. М. Фонд Сергея Дубова. 1997.

…Ночью 26 октября (2 ноября) 1600 г. по приказу царя Бориса Годунова был разгромлен двор бояр Романовых на Варварке (произошло ожесточенное столкновение царских слуг и боярской дворни), и его обитатели были вскоре арестованы. Опалу на могущественных конкурентов Борис готовил давно, но непосредственным поводом для погрома послужил донос романовского холопа с нередким для того времени обвинением своих господ в колдовстве, хранении “лихого зелья”, с помощью которого бояре якобы планировали отравить государя (См.: Скрынников Р. Г. Борис Годунов и падение Романовых в 1600 г.//Из истории феодальной России. Л., 1978. С. 116—124; Лаврентьев А. В. Романовы и “старый государев двор” на Варварке//Люди и вещи: Памятники русской истории и культуры XVII—XVIII вв., их создатели и владельцы. М., 1997. С. 7—36.). Документы по самому следствию не сохранились — они погибли, как и многие другие московские архивы, в годы Смуты или во время известного пожара 1626 г., когда сгорело большинство кремлевских приказов. Тем интереснее представляются нам сегодня публикуемые документы из чудом сохранившегося (частично поврежденного) Дела о ссылке Романовых и их ближайших родственников в 1601 —1602 гг. (Акты Исторические, собранные и изданные Археографическою комиссиею. СПб., 1841. Т.2. С.34—52, №38. Ныне документы хранятся в Российском государственном архиве древних актов в фонде “Розыскные дела” (ф. 146). О ссылке и страданиях Романовых подробно говорится в гл.71 “Нового летописца”. Вероятно, в распоряжении его составителей были и документы публикуемого дела, и другие несохранившиеся материалы следствия.). В них с детальными подробностями описано, как сопровождавшие Романовых в ссылку в дальние города, в Сибирь, в Сийский монастырь царские приставы должны были следить, чтобы опальные бояре не имели никаких связей с внешним миром, перехватывать их письма, допрашивать и пытать тех, кто посмеет с ними заговорить. В документах приведена масса подробностей о быте того времени — жилье, одежде, пище. В “отписках” царю приставы должны были постоянно доносить о здоровье сосланных. Так, стрелецкий голова С. Ю. Маматов писал царю из Пелыма, что взял “государева изменника” Василия Никитича Романова “чють жива, на чепи, опох (опух) с ног”, а затем “что Василья Романова не стало, [468] а брат его Иван Никитич Романов болен же… ноги в коленех сволокло, на персты маленко приступает” (В настоящее время эти “диагнозы” начала XVII в. подтвердились при исследовании захоронений Романовых и их родственников в Новоспасском монастыре. См.:Пасхалова Т. В., Станюкович А. К. Усыпальница прародителей царского Дома Романовых в Московском ставропигиальном Новоспасском монастыре. М., 1997. С. 22—23.). Публикуемая царская грамота 1605 г. происходит уже из архива Сийского монастыря (Акты Исторические, собранные и изданные Археографическою комиссиею. СПб., 1841. Т. 2. С. 64—66, № 54.). В ней игумену Ионе ведено усилить режим содержания постриженного в монахи Федора Никитича Романова — старца Филарета, поскольку тот “всегда смеется неведомо чему, и говорит про мирское житье, про птицы ловчие и про собаки, как он в мире жил”.

 1601 г., июня 30. Наказная память дьякам А.Власьеву и Н. Федорову о ссылке в Сибирь И. Н. Романова

Подлинник

Лета 7109 (1601) июня в 30 день, по государеву цареву и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии указу, память диаком Офонасью Власьеву да Нечаю Федорову. По боярскому приговору послан к вам, с Смирным с Маматовым, Иван Романов, а ведено его сослати в Сибирь на житье; и диаком Офонасью Власьеву да Нечаю Федорову отпустить, с Смирным, в Сибирь на житье Ивана Романова, и велети у него быти для береженья Смирному Маматову до государева царева и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии указу. Диак Елизарей Вылузгин.

 Помета: Послан в Пелымской город, а с ним детина его Севка Иванов, прозвищо Натирка; а наказ Смирному дан таков же, что и Ивану Некрасову.

 1601 г., июля 1. Наказная память дьякам А.Власьеву и Н. Федорову о ссылке в Сибирь В. Н. Романова

Подлинник.

Лета 7109 (1601) июля в 1 день, по государеву цареву и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии указу, память дияком Офонасью Власьеву да Нечаю Федорову. По боярскому приговору ведено Василья Романова послати в Сибирь на житье, с сотником с Иваном с Некрасовым; и дияком Офонасью Власьеву да Нечаю Федорову Василья Романова сослати, с Иваном с Некрасовым, в Сибирь на житье. Диак Елизарей Вылузгин.

 Помета: Послан Василей в Яранской, а человека его с ним нет.

 1601 г., июля I. Наказная память приставу при В. Н. Романове сотнику И. Некрасову об условиях содержания ссыльного

Черновик

Лета 7109 (1601) июля в 1 день, по государеву цареву и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии указу, память сотнику [412] стрелецкому Ивану Некрасову. Ехати ему в Яранской город для того: послан с ним в Яранской на житье Василей Романов, а с ним детина его… (В подлиннике для вписания имени оставлен пробел. — Примеч. ред.), и Ивану, едучи в Яранской, везти дорогою Василья бережно, чтоб он с дороги не утек и лиха никоторого над собою не учинил; и того беречи, чтоб к нему на дороге и на станех никто не приходил, и не розговаривал ни о чем, и грамоты с ним никто не сослался; а кто придет к Василью и учнет о чем розговаривать или принесет какое писмо, и Ивану того человека с писмом поймав прислать или роспрося отписать к государю царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Русии, к Москве; а кто доведется до пытки, и тех и пытать и роспрашивать подлинно. А в Яранской приехав занять себе и для Василья двор в городе, чтоб от церкви, и от Съезжей избы, и от жилецких дворов подале; а будет такого двора нет, и Ивану, присмотря место, велеть двор поставить, чтоб не близко жилецких дворов и дороги бы мимо двор прохожия не было; а на дворе велеть поставить хором, две избы, да сени, да клеть, да погреб, и около двора городба. И быти Ивану с Васильем в Яранском до государева царева и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии указу, и береженье к Василью дер-жати по сему наказу, и с двора Василья и детины его спущать никуды не велеть, и того беречи накрепко, чтоб к Василью и к человеку его никто не подходил, и не розговаривал с ним ни о чем, и писма какого не поднес, и не сходился с ним никто; а кто учнет подходить к Василью или к человеку его, или какое писмо принесут, или учнут ссылаться с ним братья его или иные какие люди, и Ивану тех людей имая присылать ко государю царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Русии, к Москве. А корму Василью давать с человеком: по колачу да по два хлеба денежных, да в мясные дни по две части говядины да по части боранины, а в рыбные дни по два блюда рыбы, какова где лучится, да квас житной; а на корм послано с ним сто рублев денег. А которого числа в Яранской город приедет, и что с ним Василей учнет розговаривать, и Ивану о том отписати ко государю царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Русии, а отписку велеть отдать в Казанском дворце дияком Офонасью Власьеву да Нечаю Федорову. А однолично Ивану, едучи дорогою и будучи в Яранском, держати к Василью береженье великое, чтоб с дороги и из Яранского не утек, и ни с кем не ссылался, и не розговаривал ни о чем, и не сходился с ним никто, и лиха б которого над собою не учинил. [413]

 1601 г., июля 1. Наказная память дьякам А. Власьеву и Н. Федорову о ссылке в Сибирь князя И. Б. Черкасского

Подлинник

 Лета 7109 (1601) июля 1 день, по государеву цареву и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии указу, память дияком Офонасью Власьеву да Нечаю Федорову. По боярскому приговору ведено князя Ивана княж Борисова сына Черкаского послати в Сибирь на житье, с Васильем с Нагаем с Хлоповым: и дияком Офонасью Власьеву да Нечаю Федорову князя Ивана княж Борисова сына Черкаского сослати, с Васильем с Нагаем с Хлоповым, в Сибирь на житье. Диак Елизарей Вылузгин.

Помета: Послан в Малмыж, а наказ дан, что и Ивану Некрасову; а человек его с ним послан, Федкою зовут Олексеев.

 1601 г., июля 1. Наказная память дьякам А.Власьеву и Н. Федорову о ссылке и пострижении в монахини в Казанском монастыре в Алатыре М. Шестовой

Подлинник.

 Лета 7109 (1601) июля в 1 день, по государеву цареву и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии указу, память дияком Офонасью Власьеву да Нечаю Федорову. Бояре приговорили: Федора Романова тещу, Марью Шестово, постричь в Казанском монастыре на Алатаре; и дияком Офонасью Власьеву да Нечаю Федорову велети тещу Романова, Марью Шестово, взяти у Якова Вельяминова и послати в Казанской монастырь на Алатырь, а велети ее постричь. Диак Елизарей Вылузгин.

 1601 г., июля 3. Наказная память приставу при М. Шестовой Я. Вельяминову об условиях содержания и о пострижении опальной в Никольском монастыре в Чебоксарах

Черновой отпуск

Лета 7109 (1601) июля в 3 день, по государеву цареву и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии указу, память Якову Вельяминову. Ехати ему в Чебоксар для того: послана с ним в Чебоксар, в Николской в девичь монастырь, Федорова теща Романова, Марья Шестово; и Якову, едучи дорогою, везти ее бережно, чтоб она с дороги не ушла и лиха над собою никоторого не учинила, и того беречи накрепко, чтоб к ней на дороге, на станех никто не приходил и не розговаривал с нею никто ни о чем никоторыми делы; а кто [414] придет к ней и учнет о чем розговаривать, и Якову, того человека роспрося, отписати ко государю царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Русии, к Москве, а его посадить в тюрму до государева царева и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии указу. А приехав в Чебоксар, вместе со Жданом Зиновьевым, велети тое Федорову тещу Марью в Николском в девиче монастыре игуменье постричи, и приказати игуменье с сестрами накрепко, чтоб ее из монастыря никуды не выпущали, и не приходил бы к ней и не роз-говаривал с нею никто ни о чем никоторыми делы, и грамоток ни от кого к ней не подносил; а будет кто учнет к ней приходя розговаривать или грамотками ссылатися, и тех людей велети имати и отво-дити к приказным людем; а в Чебоксар к приказным людем о том от государя царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии писано ж. А как тое Федорову тещу Романова в девиче монастыре при нем постригут, и Якову ехати ко государю царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Русии, к Москве; а приехав к Москве, явитись ему в Казанском дворце дияком Офонасью Власьеву да Нечаю Федорову.

Помета: Таковой же отпуск грамоты в Чебоксар, воеводе Ждану Зиновьеву, писан на листке.

1601 г. Отписка чебоксарского воеводы Ж. Зиновьева о пострижении М. Шестовой в Никольском монастыре в Чебоксарах

Подлинник

Государю царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Русии, холоп твой Жданко Зиновьев челом бьет. В нынешнем, государь, во 109 (1601) году августа в 2 день, в твоей государево цареве и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии грамоте писано ко мне, холопу твоему: по твоему царьскому указу послана с Москвы в Чебоксар, с Яковом с Вельяминовым, Федорова теща Романова Марья Шестово, а ведено, государь, ее в Чебоксари в девиче монастыре постричь; и по твоей государево цареве и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии грамоте Яков Вельяминов и я, холоп твой, тое Федорову тещу Марью в Чебоксари, в Николском девиче монастыре, того же дни, августа в 2 день, троецкой игумен Ианикей да Николского девича монастыря игуменья Феодосья постригли; а для всякого, государь, береженья приказал я, холоп твой, тое старицу в девиче монастыре беречи сыну боярскому Миките Трусову, потому что, государь, в том девиче монастыре слуг нет.

На обороте: Государю царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Русии.[415]

1601 г. Приговор Боярской думы о посылке князя А.Репнина в Уфу

Подлинник. Фрагмент

…И диаки Офонасей Власьев да Нечай Федоров ею отписку взносили в Верх, и сказывали бояром.

И бояре, выслушав отписки, приговорили: у князя Олександра Репнина за воровство, что он в Яранском государеву цареву и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии казну, денги и из житниц хлеб, рожь и овес, крал, отчины и поместья и двор москов… и животы, что у него в вотчинах, и в поместьях, и во дворе, и с ним на Уфе, поимати на государя царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии; а ему, с женою и с детми, быть на Уфе вряд.

И по боярскому приговору о княж Олександровых вотчинах и о поместьях и о животех послана память в Поместной приказ; а о московском дворе и о животех послана память на Земской на новой двор; а государевы царевы и великого князя Бориса Федоровича всеа…

1601 г., июля 1. Наказ яранскому воеводе Л.Исленьеву о посылке князя А. Репнина в Уфу

Черновой отпуск

От царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии, в Еранской город, Ондрею Исленьеву. Как к тебе ся наша грамота придет, и ты б тотчас князя Олександра Репнина сослал, с кем доведется, на Уфу и велел его на Уфе отдати Михаилу Нагово; а которого числа Олександра из Еранского и с кем именем на Уфу пошлешь, и ты б о том отписал к нам, к Москве, и велел отписку отдати в Казанском и в Мещерском дворце дияком нашим Офонасью Власьеву да Нечаю Федорову; а на Уфу к Михаилу об Олександре от нас писано ж. Писан на Москве лета 7109 (1601) июля в 1 день.

Помета: Посланы с Иваном Некрасовым.

1601 г., между июля 25 и августа 4. Отписка пристава при В. Н. Романове сотника И. Некрасова о прибытии в Яранск, размещении ссыльного и высылке в Уфу князя А.Репнина

Подлинник

Государю царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Русии, холоп твой, сотник стрелецкой Ивашко Некрасов челом бьет. По твоему государеву цареву и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии указу велено мне, холопу твоему, ехати на твою государеву царскую службу, в Еранской на житье; да со мною, с холопом [416] твоим, послан твой государев злодей и изменник Василей Романов; да со мною ж, с холопом твоим, послана твоя государева грамота к Ондрею Исленьеву, а по той твоей государевой грамоте ведено Ондрею князя Александра Репнина выслати из Еранского города на Уфу тотчас, а на Уфе ведено его отдати Михаилу Нагому, а которого числа князя Александра Ондрей вышлет и с кем его именем пошлет, и о том ему ведено отписати к тебе ко государю, к Москве. И я, холоп твой, в Еранской город приехал, с твоим государевым злодеем и изменником, июля в 22 день; а в Еранском, государь, городе Ондрея Исленьева нет; а мне, холопу твоему, сказал на дороге, в Цареве городе, твой государев приказной человек Богдан Путилов, что Ондрей Исленьев поехал на твою государеву службу, на берег, с еранскою черемисою, а сказывают де, он проехал к себе в деревню. И я, холоп твой, в Цареве городе, у Богдана Путилова взял стрелецкого десятника Дружинку Тумака да послал его перед собою в Еранской город, а велел ему выслати князю Александру княгиню свою с детми и с людми из города в верхние ворота, а самого велел его затворити во дворе в хоромах, для измены, чтобы он с твоим государевым злодеем и с изменником не свиделся и не сослался. И я, холоп твой, приехал в Еранской город в передние ворота и взъехал на пушкарской двор Никитки Власова, и укрыв твоего государева злодея и изменника в хоромах, и пришол я, холоп твой, к твому государеву богомолью, к соборной церкве к Успению Пречистыя Богородицы, и про Ондрея роспросил соборного попа Офонасья да дьякона Филипа, и детей боярских, и подьячего Михалка Камасева, и стрелцов, и пушкарей: и священник и дьякон сказали по священству, а дети боярские, и подьячей, и стрелцы, и пушкари сказали по твоему государеву цареву и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии крестному целованью то ж, что мне, холопу твоему, сказал Богдан Путилов, что Ондрей с твоей государевы службы в Еранской не бывал. И я, холоп твой, пришол в твою государеву в Судную избу, и велел призвати к себе князя Александра; и взял я, холоп твой, у него, до Ондреева приезду, твои государевы городовые и острожные ключи, и учал его выслати из города вон, для береженья, с детми боярскими с Иваном с Филистовым да с Никитою с Рамейковым, в Черемисскую деревню, от города семь верст, до Ондреева приезду Исленьева. И как я, холоп твой, учал князя Александра выслати из города, и сказал мне, холопу твоему, подьячей Михалко Камасев, что князь Александр взял твоей государевы казны денег, на свой обиход, семдесять один рубль и двенадцать алтын полтретьи денги; и я, холоп твой, спросил про те денги князя Александра: взял ли он из твоей государевы казны на свой обиход столко денег? И он мне, холопу твоему, сказал, что взял на свой обиход твоей государевы [417] казны денег семдесять один рубль и двенадцать алтын полтретьи деньги. И в то, государь, число в твою государеву казну при мне, при холопе твоем, целовалникам Грише Лагуну с товарыщи заплатил тринадцать рублев да оставил продать шестдесят овец и боранов, да три коровы, да котел пивной железной; а приказал то продати пушкарем Мосейку Прасолову да Тереху Барашову и велел им те денги заплатити в твою государеву казну; и они, государь, бораны и овцы, и коровы, и котел продали и принесли в твою государеву казну девять рублев и двадцать алтын; да князь Александр же оставил на Ондрея Исленьева кабалу свою в трех рублях без осми алтын, и как Ондрей Исленьев на твою государеву службу в Еранской приедет, и те денги во взятье будут в твоей же государеве казне; и всего, государь, в уплате будет ото князя Александра в твою государеву казну двадцать пять рублев и двенадцать алтын, а за ним осталось твоей государевы казны денег сорок шесть рублев и полтретьи денги. Да на него ж мне, холопу твоему, сказал городовой прикащик Иван Рамейков, что он, князь Александр, взял из твоих государевых житниц двадцать четьи ржи да тридцать четьи овса, и подал мне, холопу твоему, Иван в том хлебе на него кабалу, руку его княж Александрова человека Васки; и он мне, холопу твоему, сказал, что он тот хлеб из твоих государевых житниц взял. И я, холоп твой, роспрося его да тотчас его из Еранского города и выслал в Черемисскую деревню; да ждал я, холоп твой, Ондрея три дни; и как твоя государева грамота пришла в Еранской, а прислал ее из Кузмодемьянского князь Семен Вяземской с стрел-цом с Гришкою с Остафьевым, а ведено по той твоей государеве грамоте Ондрею Исленьеву князя Александра выслати тотчас на Уфу, и я, холоп твой, до Ондреева приезду князя Александра не смел в Черемисской деревне держати, и послал его на твою государеву службу на Уфу, с женою и с детми, с сыном боярским с Иваном с Олениным; и подорожную ему от Еранского города до Уфы дал от себя, и прогоны ему, по твоему государеву указу, дал из твоей государевы из еранские казны на две подводы с проводником; и твою государеву грамоту я, холоп твой, к Михаилу Нагому послал с тем же сыном боярским с Иваном с Олениным. А дорогою, государь, едучи, твой государев злодей и изменник со мою, с холопом твоим, ничего не розговаривал; толко, едучи, украл он у меня на Волге чепной ключ да и в воду кинул, для того, чтоб я его не ковал; и хотел у меня утечь, и я, холоп твой, и другой ключ прибрал, и на него чепь и железа, за его воровство, положил; и приехав в Еранской город, со мною воровством говорил: “Погибли де мы напрасно, без вины, ко государю в наносе, от своей же братьи; а они де на нас наносили не узнався, а и сами де они помрут вскоре, преже нас”. А в Еранской я, холоп твой, приехав занял под двор[418] место дву житничных сторожей, Ондрюшки Никифорова да Иван-ка Офонасьева, а их выслал из города вон и дал им места в остроге; а окроме тех мест минуться было, государь, нечем, что в городе теснота неприменитая; а на городбу, государь, лес и на избу велел я, холоп твой, взяти, которой лес остался твой государев за острожным делом; а на избу, государь, и на клеть, и на погреб стру-бы велел я оценя взяти; а того, государь, у меня, у холопа твоего, в твоем государеве наказе не написано, из которые твоей государевы казны на струбы и плотником на корм денги дати. Да мне ж, холопу твоему, по твоему государеву наказу велено взяти с твоим Государевым злодеем и с изменником детину его, какого нибуди: и я, холоп твой, у него во дворе никакого детины не застал, взял его одного, Василья. И ты, государь, мне, холопу своему, о стру-бах про денги и плотником на корм как укажешь? Да мне ж, холопу твоему, велено к тебе, ко государю, писати про тайные твои государевы дела, что проявится от твоего государева злодея и изменника; а того у меня, у холопа твоего, в твоем государеве наказе не написано, кому у меня, у холопа твоего, те грамоты к тебе, ко государю, писати; а сам я, холоп твой, грамоте не умею и человека у меня таковского нет: и ты, государь, мне, холопу своему, обо всем о том как укажешь?

На обороте: Государю царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Русии. 109-го августа в 4 день, подал яранской стрелец Якушко Кузмин.

1601 г., августа 9. Наказ приставу при В. Н. Романове сотнику И. Некрасову о переводе ссыльного из Яранска в Пелым

Подлинник

От царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии, в Еранской, Ивану Некрасову. По нашему указу послан с тобою в Еранской на житье Василей Романов; и мы ныне Василья Романова велели тебе отвезти в Сибирь, в Пелымской город, на житье, и подорожная наша к тебе с Москвы послана. И как к тебе ся наша грамота придет, и ты б, взяв Василья Романова, ехал в Сибирь, в Пелымской город, и едучи дорогою береженье к нему держал великое по нашему наказу; а приехав, отдал Василья Романова и денги кормовыя, что их у тебя есть, Смирному Маматову, а к Смирному об нем наш указ послан; а отдав Смирному Василья и кормовыя денги и взяв у Смирнове отписку, ехал к нам, к Москве, а приехав к Москве, явился и отписку отдал в Казанском и в Мещерском дворце дияком нашим Офонасью Власьеву да Нечаю Федорову. Писан на Москве, лета 7109 (1601) августа в 9 день. [419]

На обороте: Ивану Некрасову. 109-го (1601) августа в 28 день, привез ею государеву цареву и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии грамоту Еранского города стрелецкой десятник Якуня Толмачов.

1601 г., ноября 21. Наказная память дьяку Н.Федорову о переводе С.Маматова из Пелыма в Москву и назначении приставом у И.Н. и В. Н. Романовых сотника И. Некрасова

Подлинник

Лета 7110 (1601) ноября в 21 день, по государеву цареву и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии указу, память дияку Нечаю Федорову. Государь царь и великий князь Борис Федорович всеа Русии велел Смирнове Маматова из Сибири отпустити к Москве; а что послан был с Смирным с Маматовым Иван Романов, и государь царь и великий князь Борис Федорович всеа Русии велел Ивану Романову быти в Сибири вместе с братом его, с Васильем с Романовым, в одном городе; а в приставстве у них у обеих, у Ивана и у Василья, велел государь царь и великий князь Борис Федорович всеа Русии быти одному сотнику стрелецкому Ивану Некрасову. И дияку Нечаю Федорову послати государева царева и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии грамота в Сибирь и велети Смирному Маматову из Сибири ехати к Москве, а Ивану да Василью Романовым велети быти в Сибири вместе, в одном городе, а в приставстве у них у обеих велети быти сотнику стрелецкому Ивану Некрасову. Диак Елизарей Вылузгин.

1601 г., декабря 8. Наказ сотнику И.Некрасову о назначении его приставом у И.Н. и В. Н. Романовых

Черновой отпуск

От царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии, сотнику стрелецкому Ивану Некрасову. По нашему указу велено тебе отвезти на Пелым Василья Романова и отдати Смирному Маматову, а отдав ведено тебе ехати к нам, к Москве: и мы на Пелыме, у Ивана и у Василья у Романовых, велели быти тебе, а Смирному велели есмя ехати к нам, к Москве. И как к тебе ся наша грамота придет, и ты б у Смирнове Ивана и Василья Романовых и денги кормовые, что у него есть, взял и был у них на Пелыме до нашего указу, и береженье к ним держал по нашему указу; а будет еси с Пелыми и поехал до сие нашия грамоты, и ты б ехал назад в Пелым и был на Пелыме, у Ивана и у Василья, до нашего указу. Писан на Москве, лета 7110 (1601) декабря в 8 день. [420]

Помета: Такая же грамота послана и голове стрелецкому Смирному Маматову.

1602 г., января 1. Отписка приставов при И. Н. и В. Н. Романовых С. Маматова и И. Некрасова об условиях содержания ссыльных

Подлинник

Лета 7110 (1602) генваря в 1 день, писал к государю царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Русии Смирной Маматов с сотником стрелецким с Иваном с Некрасовым, и в отписке пишет:

Государю царю великому князю Борису Федоровичу всея Руси, холоп твой Смирка Маматов челом биет. Пришла твоя государева грамота ко мне, холопу твоему, на Пелым ноября в 20 день; а написано в твоей государеве грамоте, ведено мне, холопу твоему, взять у сотника у Ивана у Некрасова твоего государева изменника Василия Раманова и ведено посадить с братом с его с Иваном в одном месте, на одном дворе. И я, холоп твой, у Ивана у Некрасова взял твоего Государева изменника Василия Раманова больна, толко чуть жива, на чепи, и кормовыя денги девяносто рублев десять алтын две деньги, и посадил его с братом с его, с Иваном Рамановым, в одну избу; а написано в твоем государеве Цареве и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии наказе у меня, у холопа твоего, к твоим государевым изменником Ивану да Василию бережение держать великое, а о сторожах в твоем государеве наказе и в грамоте не указано у меня, у холопа твоего. Милостивый государь, царь, великий князь Борис Федорович всея Руси, вели свой царьской указ учинити о сторожах.

Помета: Государю царю великому князю Борису Федоровичу всея Руси. 110 (1602) генваря в 1 день, с сотником с Иваном Некрасовым.

1602 г., января 10 (?). Допрос пристава при В. Н. Романове сотника И. Некрасова окольничим С.Н.Годуновым и дьяком Е.Д.Вылузгиным об условиях содержания ссыльного

Подлинник

И 110 (1602) генваря в 10 день, околничей Семен Никитич Годунов да диак Елизарей Вылузгин роспрашивали Ивана Некрасова: по государеву наказу ведено ему вести Василья Романова, а ковати его не ведено, и он, Иван, почему так воровал, мимо государева наказу вел его скована и на чепи, и отдал его толко чем жива Смирному Маматову? И Иван Некрасов в роспросе сказал: по государеву наказу ведено ему ехати с Москвы, с Васильем с Романовым, в Яранской город, и береженье к нему держати великое; и поехал он с Москвы вместе с Смирным с Маматовым, а Смирной Ивана [421] Романова повез с Москвы скована ж, и он, Иван, посадя в телегу, повез с Москвы сковав, для того, чтоб он с дороги не утек; а ехал он на Володимерь, и, приехав в Володимерь, сел в судно, и ехал Клязмою рекою в судне, а из Клязмы Волгою; а Смирной ехал на Ярославль, а из Ярославля ехал Волгою ж, и съехался он, Иван, с Смирным с Маматовым под Нижним Новымгородом, и Смирной ехал с Иваном с Романовым наперед его за стан; и как он, Иван, с Васильем проехал Чебоксар, а Василья Романова росковал, и Василей у него украл ключ замочной, которой замок у чепи, и тот ключ кинул в воду, а замок замкнул, для того, чтоб его не ковал; и он, Иван, ключ иной купил и на Василья клал чепь по прежнему. И приехав в Яранской, учал двор ставити новой, где Василью сидеть Романову, и Василей увидел, что двор ставят новой, и учел ему, Ивану, говорити: “Болшой деи тот двор мне ставят”, и он, Иван, ему молыл, что тот двор ставят ему, Василию, а ему, Ивану, с ним же вместе быть. И Василей деи почел говорить: “Погибли деи мы внапрасне, ко государю в наносе от своей братьи бояр, а они деи на нас наносили к государю не узнась, сами деи они помрут прежде нас”. И жил он, Иван, в Яранском с Васильем с Романовым шесть недель; и как, по государеве грамоте, ведено ему, Ивану, ехати с Васильем с Романовым в Сибирь, в Пелымской город, и приехал он с Васильем на реку на Лялю, а река уже замерзла, а ещо лошеди не подымет, и они поче-ли на реке лед окапывать, и он, Иван, учел говорити Василью: “Кому деи Божьим милосердьем, и постом, и молитвою, и милостынею Бог дал царьство, а вы деи, злодеи изменники, хотели царьство достати ведовством и кореньем”; и Василей деи Романов учел говорити подсмехая: “Свята деи та милостина, что мечут по улицам; добро та деи милостина, дати десною рукою, а шуйца бы не слыхала”. А шли они волоком пеши, от Соли от Камской до Верхотурья, полтретьи недели, толко на подводах везли запасишко свой и борошен; а как шли пеши, и он с Василья чепь сымал, шол он прост, а к ночи чепь на него клал для того, чтоб у него не утек. А как прошли Верхотурье, к Пелыни, и Василей розболелся, и он, Иван, вез его в санех простого; а как ему полегчело, и он на него опять чепь клал. И приведчи Василья в Пелынь, отдал его, по государеве грамоте, Смирному Маматову, а чепи с него не снял же; и Смирной, у него Василья взяв и кормовыя денги, посадил Василья Романова с братом, с Иваном, в одной избе на чепях же по углом; а его, Ивана, по государеве грамоте, отпустил к Москве. А в том он перед государем виноват, что он Василья ковал мимо государева наказу, потому что блюлся от него побегу, а и слыша многие разговорные речи; а дияка он Офонасья Власьева, поедучи с Москвы, докладывал, что едучи дорогою Василья ему ковать ли, или нет? И Офонасей ему отказал: того он ему не приказывает, что ему Василья ковать, толко б к нему береженье держал великое; а из Яранского писал он ко государю, [422] что он Василья вез скована, и ему о том от государя указ не бывал, и он чаял, что он то делает гораздо, что к нему о том не писано, и он Василья и из Яранска вез сковав.

1602 г., января 15. Наказ приставу при И. Н. и В. Н. Романовых голове С. Ю. Маматову об условиях содержания ссыльных

Черновой отпуск

От царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии, в Сибирь, в Пелымской город, голове стрелецкому Смирному Юрьевичу Маматову. Писал еси к нам, с сотником стрелецким с Иваном Некрасовым: по нашей грамоте ведено тебе у него взять Василья Романова, и ты у него Василья взял болного, толко чють жива, на чепи, и посадил его с братом с его, с Иваном, в одну избу. А Иван Некрасов нашим бояром в роспросе сказывал: по нашему наказу ведено ему ехати с Москвы с Васильем Романовым в Еранской город, и бере-женье к нему ведено держати великое; и поехал он с Москвы вместе с тобою, с Смирным, и ты Ивана Романова повез с Москвы скована; и он, Иван, смотря на тебя, повез Василья с Москвы сковав же; а как он Василья привез на Пелым и отдал его тебе, и ты деи, у него взяв Василья, посадил с братом с его, с Иваном, в одной избе на чепях по углом. А по нашему указу Ивана и Василья Романовых ковати вам не ведено: и вы то сделали мимо нашего указу. И как к тебе ся наша грамота придет, и ты б Ивана и Василья росковал; а того б еси берег, по прежнему нашему наказу, накрепко, чтоб они не утекли, и с двора не сходили, и лиха никоторого над собою не учинили, и к двору б к ним никто не приходил и не розговаривал ни о чем, и грамотками никто с ними не сослался; а корм бы еси им давал, по нашему указу, доволен. Писан на Москве, лета 7110 (1602) генваря в 15 день.

Помета: Такова грамота послана с верхотурским стрелцом с Оникою Зиновьевым генваря в 25 день.

1602 г., между февраля 15 и марта 14. Отписки пристава при И.Н. и В.Н.Романовых головы С.Ю.Маматова о смерти В. Н. Романова и болезни И. Н. Романова

Подлинник

Государю царю великому князю Борису Федоровичу всея Руси, холоп твой Смирка Маматов челом биет. Взял я, холоп твой, у Ивана у Некрасова твоего государева изменника Василия Раманова ноября в 20-е число больна, толко чють жива, на чепи, опох с ног; и я, холоп твой, для болезни его, чепь с него снял, и сидел в болезни [423] его у него брат его Иван да человек их Сенька; и я, холоп твой, ходил к нему, и попа к нему пущал, и преставился февраля 15-е число; и я, холоп твой, похоронил его, и дал по нем трем попом, да диячку, да пономарю двадцать рублев. А изменник твой государев Иван Раманов болен старою болезнию, рукою не владеет, на ногу маленко приступает.

Помета: Государю царю великому князю Борису Федоровичу всея Руси. Там же помета: 110 (1602) марта в 14 день, с Смирнове человеком Моматова, с Смиркою Васильевым.

1602 г., марта 28. Наказ приставу при И.Н.Романове голове С. Ю. Маматову о переводе ссыльного в Уфу и условиях его содержания

Черновой отпуск

От царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии, в Сибирь, в Пелымской город, голове стрелецкому Смирному Юрьевичу Маматову. Писал еси к нам, что Василья Романова не стало, а брат его Иван Романов болен же. И как к тебе ся наша грамота придет, и ты б, взяв Ивана Романова и человека его, ехал на Уфу, а приехав на Уфу, занял себе и для Ивана двор в городе, чтоб от церкви, и от съезжей избы, и от жилецких дворов подале; а будет такова двора нет, и ты б, присмотря место, велел двор поставить, чтоб не близко жилецких дворов и дороги б мимо двор прохожия не было; а на дворе велел поставить хором, две избы, да сени, да клеть, да погреб и около двора городбу. И был бы еси с Иваном на Уфе до нашего указу, и едучи дорогою, и живучи на Уфе, к Ивану береженье держал бы еси великое, по нашему наказу; а корму Ивану с человеком в постные дни давал бы еси по три блюда рыбы, какова где лучится, а в мясные дни по три ж блюда мяса, а пить давал квас житной. А которого числа из Пелыми с Иваном поедешь, и которого числа на Уфу приедешь, и ты б о том отписал к нам, к Москве, и велел отписку отдати в Казанском дворце дияком нашим Офонасью Власье-ву да Нечаю Федорову; а подорожная к тебе наша послана, с Москвы, с литвином с Остафьем Рафайловым. Писан на Москве, лета 7110 (1602) марта в 28 день.

1602 г., мая 28. Наказ приставу при князе И. Б. Черкасском В. М. Хлопову о переводе ссыльного из Малмыжа на службу в Нижний Новгород

Черновой отпуск

От царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии, Василью Михайловичу Хлопову. По нашему указу ведено тебе быти, со [424] князем Иваном Черкаским, в Малмыже до нашего указу; и мы князя Ивана да дядю его Ивана Романова пожаловали, велели им быти на нашей службе в Нижнем Новгороде, а с ними велели есмя быти тебе да Смирному Моматову. И как к тебе ся наша грамота придет, и ты б князю Ивану сказал наше жалованье, что мы его пожаловали, велели ему да дяде его Ивану Романову быти по нашей службе в Нижнем Новгороде, и велели их беречи, чтоб им ни в чем нужи никоторые не было; а сказав князю Ивану наше жалованье, ехал бы еси с ним в Нижней Новгород, а вез бы еси князя Ивана простого, а не сковав; а приехав в Нижней Новгород, стал с ним на том же дворе, где стал с Иваном с Романовым Смирной Мома-тов. А будет ты приедешь в Нижней Новгород наперед Смирнове, и ты б потому ж занял двор для себя и Смирнове, и для князя Ивана и Ивана двор в городе, где будет доведется; и побыли б есте со князем Иваном и с Иваном в Нижнем Новегороде до нашего указу. А едучи дорогою и живучи в Нижнем Новегороде, ко князю Ивану и к Ивану береженье держати великое, чтоб им однолично ни в чем нужи никоторыя не было и жили б они и ходили просты; а того б есте над ними берегли накрепко, чтоб ко князю Ивану, и к Ивану, и к людем их никто не подходил, и не розговаривал с ними ни о чем, и писма б никакого не поднес; а кто учнет подходити к Ивану, и к князю Ивану, и к людем их, или какое писмо поднесут, или учнут с ними ссылатись братья его или иные какие люди, и вы б тех людей имали и указ им чинили по нашему указу. А корму князю Ивану и Ивану, с людми их, в постные дни давали б есте по шти блюд рыбы, какова лучится, а в мясные дни по три части бо-ранины да по три части говядины; а хлеб давали как им мочно сытым быти без нужи, а пить давали квас житной. А которого числа с ним в Нижней Новгород приедешь, и ты б о том отписал к нам, к Москве, и велел отписку отдати в Казанском дворце дияком нашим Офонасью Власьеву да Нечаю Федорову. А однолично б еси, едучи дорогою и будучи в Нижнем Новегороде, ко князю Ивану и к Ивану держали береженье великое, чтоб им в дороге и в Нижнем ни в чем нужи никоторые не было и лиха б над собою никоторого не учинили. А ехал бы еси от Малмыжа до Казани и имал подводы под себя, и под князя Ивана, и под человека его по той нашей подорожной, что дана тебе с Москвы до Малмыжа; а в Казани, у боярина и у воевод, у князя Ивана Ивановича Голицына да у Василья Кузмина, да у дияков у Олексея Шапилова да у Петра у Микулина, взяв под себя и под князя Ивана судна и кормщиков и гребцов, ехал бы еси в Нижней Новгород; а в Казань к ним об отпуске твоем, а в Нижней Новгород к Юрью Нелединскому да к дияку к Василью Панову о дворе от нас писано ж. Писан на Москве, лета 7110 (1602) майя в 28 день. [425]

Помета: А на Пелым, к Смирному Маматову, послана такова ж государева грамота.

1602 г., мая 28. Наказ казанскому воеводе князю И.И.Голицыну и дьякам А.Шапилову и П.Микулину о предоставлении судов для переезда в Нижний Новгород И. Н. Романова и князя И. Б. Черкасского с приставами С. Ю.Маматовым и В. М. Клоповым

Черновой отпуск

От царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии, в нашу отчину в Казань, боярину и воеводам нашим князю Ивану Ивановичу Голицыну да дияком нашим Олексею Шапилову да Петру Мику-лину. По нашему указу посланы были на житье в Малмыж князь Иван Черкаской, а в Сибирь в Пелымской город Иван Романов; и мы князя Ивана и Ивана Романова пожаловали, велели им быти на нашей службе в Нижнем Новегороде; а ведено ехати до Нижнего со князем Иваном Василью Хлопову, а с Иваном Смирному Маматову, и о том от нас в наших грамотах к ним писано ж, а с теми нашими грамотами послан с Москвы до Казани Корман Невелской. И как к вам ся наша грамота придет, а Корман Невелской с теми нашими грамотами в Казань приедет, и вы б тот же час те наши грамоты, что привезет Корман Невелской, взяв у него, послали, одну в Малмыж к Василью Хлопову, а другую в Пелым к Смирному Маматову, с кем будет пригоже; да как Василей Хлопов со князем Иваном Черкаским, а Смирной Маматов с Иваном Романовым в Казань приедут, и вы б, дав под них суды и кормщиков и гребцов, против их подорожных, отпустили их в Нижней Новгород тотчас, а которого числа Василей Хлопов со князем Иваном, а Смирной Маматов с Иваном в Казань приедут, и которого дни вы их в Нижней Новгород отпустите, и вы б о том отписали к нам, к Москве, и велели отписку отдати в Приказе Казанского дворца диаком нашим Офонасью Власьеву да Нечаю Федорову. Писан на Москве, лета 7110 (1602) майя в 28 день.

1602 г., июня 1. Отписка пристава при князе И. Б. Черкасском В. М. Хлопова о прибытии в Нижний Новгород

Подлинник

Государю царю и великому князю Борису Федоровичу всея Русии, холоп твой Васка Хлопов челом биет. Прислана, государь, твоя государева царева и великого князя Бориса Федоровича всея Русии [426] грамота ко мне, холопу твоему, в Молмыж, июня 15 день, а ведено мне, холопу твоему, сказати твое государево жалованье князь Ивану Черкаскому, что ты государь царь и великий князь Борис Федорович всея Русии пожаловал его, велел ему быти на своей государеве службе в Нижнем Новегороде; а сказав ему твое государево жалованье, ведено мне, холопу твоему, ехати с ним в Нижней Новгород, и приехав в Нижней Новгород, стати в городе на дворе, с Смирным Моматовым вместе, и к тобе, государю, отписати, коего числа я, холоп твой, в Нижней приеду. И я, холоп твой, в Нижней приехал июля 1 день, и князь Ивана Черкаского и детину его Олешку с собою привез в Нижней Новгород, и стал в городе на дворе, по твоей государеве грамоте; а Смирной Моматов, июля по первый день, в Нижней Новгород не бывал.

На обороте: Государю царю и великому князю Борису Федоровичу всея Русии. 110 (1602) июля в 15 день, с арзамазцом с Романом Русиным.

1602 г., между мая 7 и. июня 7. Отписка пристава при И.Н.Романове головы С.Ю.Маматова о болезни ссыльного

Подлинник

Государю царю великому князю Борису Федоровичу всея Русии, холоп твой Смирка Маматов челом бьет. Изменник государев Иван Раманов розболелся, майя в осмый день, старою своею черною болезнью, рукою и ногою не владеет и язык ся отнял, лежит при конце; и я, холоп твой, хожу к нему, и попа пущал, и в болезни его сидит у него человек его Сенка Иванов.

На обороте: Государю царю великому князю Борису Федоровичу всея Русии.

1602 г., между июля 25 и августа 1. Отписка пристава при И.Н.Романове головы С.Ю.Маматова о прибытии в Нижний Новгород и о болезни И. Н. Романова

Подлинник

Государю царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Русии, холоп твой Смирка Маматов челом бьет. Прислана ко мне, холопу твоему, твоя государева грамота в Сибирь, в Пелымьской город, июня осмое число, а ведено мне, холопу твоему, везть твоего государева изменника Ивана Раманова на Уфу; и я, холоп твой, поехал с Пелыми июня 11 число на Уфу, а повез болного старою его болезнью; везучи язык у него появился, рукою стал владеть, а ноги обе в [427]коленех сволокло, на персты маленко приступает, и то водят, а сказывает сердцо здорово, а ест доволно. Да прислана ко мне, холопу твоему, твоя государева грамота июля 6 число, а ведено мне, холопу твоему, сказать твоему государеву изменнику Ивану Раманову твое государя царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии жалованье; и я, холоп твой, твое государя царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии жалованье сказал, быть ему на твоей государеве службе в Нижнем Новегороде. А в Нижней Новгород я, холоп твой, приехал с твоим государевым изменником с Иваном Рамановым июля 25 число, а болен старою своею болезнью, ноги и в коленех сволокло, маленко на персты приступает, и то водят; а стал я, холоп твой, с князь Иваном Черкаским на одном дворе, где Василей Хлопов стал.

На обороте: Государю царю и великому Князю Борису Федоровичу всея Русии. 110 (1602) августа в 1 день, подал Смирнове человек Евсюк Исаков.

1602 г., между июля 25 и августа 16. Отписка пристава при И.Н.Романове С.Ю.Маматова о задержании им своего холопа Т. Семенова по подозрению в колдовстве с просьбой о дальнейших указаниях

Подлинник

Государю царю и великому князю Борису Федоровичу всея Русии, холоп твой Смирка Маматов челом бьет. Был я, холоп твой, в Сибири, в Пелымском городе, у твоего государева изменника у Ивана у Раманова; велел, государь, я людишкам своим быть с запасишком к себе, в Сибирь, Тимошке Семенову, да Митке Белевцу, да Сенке Максимову, да Шарапку Васильеву; и те, государь, людишка мои в твоем царском жалованье, в поместьишке моем, что родился хле-бишка и лошедишка осталися, и они то все пропили да розбежалися; а тот Тимошка Семенов приехал ко мне, холопу твоему, в Нижней Новгород, и я велел его розболочить да велел бить батоги, для того, что он не поехал ко мне, холопу твоему, с запасишком и хлебишко все пропил, и вынял у него кость, и он мне, холопу твоему, в роспросе сказал: то де змеины рожка, а взял де я на Москве у мужика у ходячего, а имени де ему не ведаю; а сказал мне, холопу твоему, добро де к нутреной болезни. И я, холоп твой, без твоего царского указу пытать не смел его, а сидит скован: и ты, государь, мне холопу своему о том как укажешь?

На обороте: Государю царю и великому князю Борису Федоровичу всея Руси. 110 (1602) августа в 16 день, с чебоксарским жилцом с Семейкою с Пятиным.[428]

1602 г., между августа 1 и сентября 1. Наказ приставам при князе И. Б. Черкасском и И.Н.Романове В.М.Хлопову и голове С.Ю.Маматову об условиях, содержания ссыльных

Черновой отпуск

От царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии, Василью Михайловичу Хлопову да Смирному Юрьевичу Маматову. Писали есмя к вам, что ведено быта на нынешней службе, в Нижнем Новегороде, князю Ивану Черкаскому да Ивану Романову, а с ними для береженья велели есмя быти вам; а корму князю Ивану и Ивану, с людми их, ведено вам давати в поеные дни по шти блюд рыбы, какова лучится, а в мясные дни по три части боранины да по три части говядины, а хлеб ведено давати как им мочно сытым быть без нужи, а пити ведено им давать квас житной. И как к вам ся наша грамота придет, и вы б, по прежней и по сей нашей грамоте, князю Ивану и Ивану, с людми их, давали, в Нижнем Новегороде, в поеные дни по шти блюд рыбы, какова лучится, а в мясные дни по три части боранины да по три части говядины, а хлеб давали как им мочно сытым быть без нужи, а пить давали квас житной; а будет учнут просити пива или меду, и вы б им пиво и мед давали, а имали б есте пиво и мед с кабака, у Юрья у Нелединского да и дияка нашего у Василья Панова. А однолично б у вас князю Ивану и Ивану ни в чем нужи никоторые не было. Да как у вас кормовыя денги, что даны вам для князя Ивана Черкаского да Ивана Романова, выдут все в расход, и вы б на корм князю Ивану и Ивану имали денги из нашия казны, у Юрья ж у Нелединского да у дияка нашего у Василья ж у Панова, по месяцем; а сколко из нашия казны, у Юрья и у Василья, денег возмете и сколко на которой день учнет у вас тех денег в росход выходити, и вы б то у себя велели подлинно писати в книги; а к Юрью и к Василью о том от нас писано ж. Писан на Москве, лета 7110 (1602).

1602 г., после августа 24. Донесение дьяка Е.Д.Вылузина царю Борису Федоровичу Годунову о болезни княгини М. Н. Черкасской

Подлинник

Государю царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Русии, холоп твой Елка Вылузгин челом бьет. Нынешняго, государь, 110 (1602) году августа в 24 день писал к тебе, государю царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Руси, с Белаозера Давыд Жеребцов, про княж Борисову княгиню Черкаского, что княж Борисова княгиня Черкаского розболелася, августа в 17 день, а сказывает себе ту ж болезнь, которою был болен князь Борис, камчюгом; [429] а появился, сказывает, как князя Бориса не стало, у нее в ногах да потаился был; а ныне, государь, сказывает, что явился у нее камчюг в животе, живот пухнет, так же как у князя Бориса. И я, холоп твой, тое Давыдову отписку Жеребцова послал к тебе, к государю царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Русии, того ж часу; а к Давыду Жеребцову от тебя, государя царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии, я, холоп твой, писал, чтобы он от-нюд княж Борисову жену Черкаского покоил и берег во всем, чего она похочет, то бы ей давал, и во всем бы ей нужи никоторые не было; а и преж того от тебя, государя царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии, к Давыду к Жеребцову многажды писано, ведено беречь во всем и чего похотят, то ведено давать.

На обороте: Государю царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Русии.

1602 г., между августа 24 и сентября 1. Наказная память дьяку Е. Д. Вылузгину об условиях содержания княгини М. Н. Черкасской и других опальных, посланных на Белоозеро

Черновой отпуск

Лета 7110 (1602) августа в… (Оставлено свободное место для числа. — Примеч. ред.) день, по государеву цареву и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии указу, память дияку Елизарью Вылузгину. Писал ко государю царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Русии, с Белаозера Давыд Жеребцов: по государеву указу ведено ему быти у княж Борисовы княгини Черкаского, и княж Борисова княгиня болна, а сказывает себе тое ж болезнь, которою был болен князь Борис. И как к тебе ся память придет, и ты б тотчас велел от нас отписати к Давыду Жеребцову, чтоб Давыд ко княж Борисове княгине Черкаского с товарыщи бе-реженье держал по прежнему государеву указу, чтоб им всем в естве и в питье и в платье никоторыя нужи не было. Да Давыд же писал, что он княж Борисове княгине с товарыщи дает сверх корму, чего попросят, не от велика; и ты б о том отписал, от государя царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии, к Давыду с опалою: по государеву указу ведено ему во всем береженье держать, чтоб им в естве и в питье и ни в чем нужи не было, а он дает не от велика, и он бы однолично княж Борисове княгине Черкаского с товарыщи еству и питье и по запросу, чего похотят, давал по государеву указу, чтоб им ни в чем нужи не было; а что Давыд писал, что у него денег на росход не ставает, и ты б тотчас послал к нему на росход пятдесят рублев денег. Да Давыд же писал ко государю, что [430] у княж Борисовой княгини два человека сторожей, а давано им жалованья по три рубли человеку, и они то государево жалованье заслужили, год отжили, а бьют челом о перемене; и ты б к Давыду отписал, чтоб он вперед у княж Борисовой княгини велел быти тем же сторожем, а жалованье им дал по прежнему государеву указу, по три рубли человеку.

Помета: с Фадеем.

1602 г., сентября 17. Наказ приставам при князе И. Б. Черкасском и И. Н. Романове В.М.Хлопову и голове С.Ю.Маматову о переводе ссыльных из Нижнего Новгорода в Москву

Черновой отпуск

От царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии, Василью Михайловичу Хлопову да Смирному Юрьевичу Маматову. Пожаловали есмя Ивана Романова да князя Ивана Черкаского, велели их взять к нам, к Москве. И как к вам ся наша грамота придет, и вы б с Иваном и со князем Иваном, дав им подводы, ехали к нам, к Москве; а будет они болны, и вы бы с ними ехали, как они выздоровеют; а приехав к Москве, явилися б есте и сказали про них дияком нашим Офонасью Власьеву да Нечаю Федорову. Писан на Москве, лета 7111 (1602) сентября в 17 день.

Помета: Послана с Володимеровым человеком Оничкова с Казаринком с Вельяшевым.

1602 г. Наказ приставу при княгине М.Н. Черкасской, У. С., А. Н., Т. Ф. и М. Ф. Романовых Д. В.Жеребцову о переводе ссыльных в Юрьев-Польский уезд

Черновой отпуск

От царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии, на Белоозеро, Давыду Васильевичу Жеребцову. Пожаловали есмя княж Борисову княгиню Черкаского, да Олександрову жену Романова с детми, да Федоровых детей Романова, велели их с Белаозера взяти и велели им жити в Юрьевском уезде Полского, в Федоровской вотчине Романова. И как к тебе ся наша грамота придет, и ты б взял у белозерцов, у дворян, или у детей боярских, или в монастырех, колымашки или сделати велел да ехал со княж Борисовою княгинею Черкаского, и с Олександровою женою Романова, и с Федоровыми детми в Юрьев Полской, в Федоровскую вотчину Романова, что отписана была на нас; а приехав велел им жити на Федоровском дворе всем вместе, а будет нет двора, и ты б им [431]очистил крестьянских двора два три, где им жити лутчи, чтоб дворовой никакой нужи не было; и корм им давал доволен, еству и питье, емлючи с села и с деревень, и покоил их всем, чего они спросят, чтоб им в естве и в питье и ни в чем однолично никоторыя нужи не было. А о всем бы еси к ним береженье держал по нашему по прежнему указу, а не так бы еси делал, что посылал преж сего, что яиц с молоком даешь не от велика; то ты делал своим воровством и хитростью, по нашему указу ведено тебе давать им еству и питье во всем доволно, чего ни похотят. А как приедешь со княж Борисовою княгинею и с Олександровою женою в Юрьев Полской, и ты б о том к нам отписал. Писан на Москве.

1602 г., между сентября 5 и 18. Отписки пристава при княгине М. Н. Черкасской, У. С., А. Н., Т. Ф. и М. Ф. Романовых Д. В.Жеребцова об условиях содержания ссыльных

Подлинник

Государю царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Русии, холоп твой Давыдко Жеребцов челом бьет. Писал ты, государь царь и великий князь Борис Федорович всеа Русии, ко мне, холопу своему, с сыном боярским с дмитровцом с Игнатьем Беглецовым: сентября в пятый день пожаловал ты, государь царь и великий князь Борис Федорович всеа Русии, князь Борисову княгиню Черкаского с дочерью, да Федорову сестру Романова девку Настасью, да Александрову жену Романова, да Федоровых детей Романова, а велел им ехати с Белаозера жити в Юрьевской уезд, в Федоровскую вотчину Романова. И я, холоп твой, князь Борисове княине Черкаского, да Федорове сестре Романова девке Настасье, да Александрове жене Романова, да Федоровым детем Романова твое царское жалованье сказал тотчас; да и о том, по твоей государеве цареве и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии грамоте, князь Борисову княиню Черкаского я, холоп твой, допросил, моч-но ли ей вскоре с Белаозера ехати для ея болезни? и она мне, холопу твоему, сказала: “Так жадна де я царской милости, ехати готова хоти уже, а болезни моей гораздо легчи перед старым, ехати мне мочно”. И я, холоп твой, со князь Борисовою княинею Черкаского да с Александровою женою Романова с товарыщи поеду с Белаозера часа того. Да по твоему государеву цареву и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии указу, как ты, государь царь и великий князь Борис Федорович всеа Русии, писал ко мне, холопу своему, с сыном боярским с суздалцом с Никитою Трегубовым, июля в девятый день, а велел мне, холопу своему, того беречи накрепко, чтоб князь Борисове княине Черкаского с товарыщи в [432] естве, и в питие, и в платье, и в рубашках, и в сапогах, нужи никоторыя не было; и я, холоп твой, по твоему государеву указу, князь Борисовы княини Черкаского с товарыщи допрашивал по вся дни, чего оне похотят сверх твоего государева наказу, и чего оне попросят, и я, холоп твой, по твоему государеву жалованью им давал; а и до твоей государевы до указныя грамоты, какова ко мне, холопу твоему, прислана с сыном боярским с суздалцом с Никитою Трегубовым, я, холоп твой, князь Борисове княине Черкаского с товарыщи, по твоему государеву наказу и по твоим государевым прежним указным грамотам, корм давал весь сполна, без недодачи. Да и о том их, по твоему Государеву жалованью и по указу, я, холоп твой, допрашивал: будет им которая нужа в платье и в рубашках и в сапогах, и оне б мне, холопу твоему, сказывали. И князь Борисова, государь, княиня Черкаского с товарыщи мне, холопу твоему, сказала, что у нее, у князь Борисовы княини, и у всех у тех, которыя с нею живут, сапоги и телогреи поизносилися. И я, холоп твой, по твоему государеву жалованью и по указной грамоте, им сапоги и телогреи холодныя поделал, и о том писал к тебе, государю царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Русии, августа в восмыйнадесять день. Да била челом тебе, государю царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Русии, князь Борисова княини Черкаского с товарищи, нынешнаго сто первагонадесять году сентября в первый день, а сказали, что у них у всех рубашки поизносились; чтоб ты, государь царь и великий князь Борис Федорович всеа Русии, пожаловал их, велел им дати холстов на рубашки; и я, холоп твой, по твоему государеву цареву и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии жалованью и по указным грамотам, князь Борисове княине Черкаского с дочерью, да Федорове сестре Романова девке Настасье, да Александрове жене Романова Ульяне, да Федоровым детем сыну да дочере сентября в пятый день дал новин девяносто шесть аршин. И князь Борисова княини Черкаского с товарыщи, того ж числа, била челом тебе государю царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Русии, чтобы ты, государь царь и великий князь Борис Федорович всеа Русии, пожаловал их, велел им дати к своему государеву жалованью, к прежним новинам, к девяносту ко шти аршином, в прибавку еще восмьдесят пять аршин: “И нам бы де было, царскою милостию, по три рубашки всем шестерым”. И я, холоп твой, по твоему государеву жалованью и по указным грамотам, дал им новин и тое восмьдесят пять аршин; а не дать я, холоп твой, князь Борисове княине Черкаского с товарыщи новин не смел тебя, государя царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии, а колко, государь, твоих государевых денег на те новины изошло, и то у меня, холопа твоего, написано в книгах в росходных. [433]

На обороте: Государю царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Русии.Там же помета: 111 (1602) сентября в 18 день, привез Игнатей Беглецов.

1602 г., октября 14. Наказ приставам при князе И. Б. Черкасском и И.Н.Романове В.М.Хлопову и голове С.Ю.Маматову о переводе ссыльных в Москву, с приказом остановиться во Владимире и ждать указа

Черновой отпуск

От царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии, Василью Михайловичу Хлопову да Смирному Юрьевичу Маматову, Писали есмя к вам наперед сего, а велели вам, с Иваном Романовым да со князем Иваном Черкаским, ехати к нам, к Москве, и велели вам с ними явитися в Приказе Казанского дворца дияком нашим Офонасью Власьеву да Нечаю Федорову. И как к вам ся наша грамота придет, и вы б, по прежней и по сей нашей грамоте, с Иваном и со князем Иваном, дав им подводы, ехали к нам, к Москве, тотчас; а будет они болны, и вы б с ними ехали, как они выздоровеют; а как приедете в Володимер, и вы б с ними тут, в Володимер, постояли до нашего указу; а которого числа с ними в Володимер приедете, и вы б о том тот же час отписали к нам, к Москве, и велели отписку отдати в Приказе Казанского дворца дияком нашим Офонасью Власьеву да Нечаю Федорову. Писан на Москве, лета 7111 (1602) октября в 14 день.

Помета: с Офонасьем Щукиным.

1602 г., между октября 29 и ноября I. Отписка приставов при И. Н. Романове и князе И. Б. Черкасском головы С.Ю.Маматова и В.М.Хлопова о приезде с ссыльными во Владимир с просьбой о дальнейших распоряжениях

Подлинник

Государю царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Руси, холопи твои Смирка Маматов да Васка Хлопов челом бьют. Привез к нам, к холопем твоим, твою государеву грамоту в Нижней Новгород сын боярской нижегородец Неустрой Айгустов, октября 8 число: ведено нам, по твоей государеве грамоте, ехать к тебе, государю, к Москве, с Иваном с Рамановым да со князем Иваном Черкаским; а будет они болны, и нам, холопем твоим, ведено ехать к тебе государю, к Москве, как они выздоровеют. И они, государь, могут; и мы, государь, холопи твои, поехали с ними из Нижнего Новагорода к тебе, государю, к Москве, октября 12 число. Да октября 14 число привез к нам, к холопем твоим, твою государеву грамоту [434] астораханец сын боярской Офонасей Щукин: ведено нам, холопем твоим, ехать к тебе, государю, к Москве, по твоей государеве грамоте, с Иваном с Рамановым и со князем Иваном Черкаским тотчас, дав им подводы, и, приехав к Москве, явитися с ними Казанского дворца дьяком Офонасью Власьеву да Нечаю Федорову; а будет они болны, и нам, холопем твоим, приехав в Володимер, ведено постоять; а которого числа приедем в Володимер, и нам, холопем твоим, ведено тот же час отписать к тебе, государю. И мы, холопи твои, в Володимер приехали октября 29 число, и они, государь, могут; и мы, холопи твои, по твоим государевым грамотам к тебе, государю, едем с ними к Москве. А в твоих государевых грамотах к нам, к холопем твоим, не написано: приехав к Москве, где нам с ними стати. И ты, государь, нам, холопем своим, о том как укажешь?

На обороте: Государю царю и великому князю Борису Федоровичу всея Руси.Там же помета: 111 (1602) ноября в 1 день, подал Смирнова человек Маматова Агейко Баженин.

1602 г., между ноября 1 и 17. Отписка приставов при И. Н. Романове и князе И. Б. Черкасском головы С. Ю. Маматова и В.М.Хлопова о приезде с ссыльными в Покровскую слободку с просьбой о дальнейших распоряжениях

Подлинник

Государю царю и великому князю Борису Федоровичу всея Руси, холопи твои Смирка Маматов да Васка Хлопов челом бьют. Белено нам, холопем твоим, по твоим государевым грамотам, ехать к тебе, государю, к Москве, с Иваном с Рамановым да со князем Иваном Черкаским; и мы, холопи твои, приехали за полосмадесять верст до Москвы, стали в Покровской слободке, за пять верст до Киржацкого яму. И ты, государь, холопем своим как укажешь?

На обороте: Государю царю и великому князю Борису Федоровичу всея Руси. 111 (1602) ноября в 17 день, привез Смирнове человек Тимошка Сидоров.

1605 г., между ноября 10 и 25. Отписка пристава при Филарете Романове Б. Б. Воейкова о поведении ссыльного в Антониевом-Сийском монастыре

Подлинник

Государю царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Русии, холоп твой государев Богдашко Воейков челом бьет. В твоем государеве Цареве и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии наказе мне, холопу твоему, написано: будет на твоем государеве [435] изменнике на Филарете Романове платье износится, и сапоги, и шуба, и мне ему платье дати новое; и по твоему государеву наказу я, холоп твой государев, твоему государеву изменнику старцу Филарету Романову скуфью, и ряску, и шубу новую дал из монастырской казны, потому что старое платье изодралось. Да в нынешнем, государь, 111 (1602) году ноября в 10 день твой государев изменник старец Филарет Романов мне, холопу твоему, говорил: “Государь де меня пожаловал, велел мне повольность дать, и мне б де стоять на кры-лосе”. Да он же мне, холопу твоему, говорил: “Не пригодится де со мною жити в келье малому; чтоб де государь царь и великий князь Борис Федорович всеа Русии меня, богомолца своего, пожаловал, велел бы де у меня в келье старцу жить, а белцу де с чернцом в одной келье жить непригоже”. И то он говорит того деля, чтобы от него из кельи малого не взяли, а он малого добре любит, хочет душу свою за него выронить. И я, холоп твой государев, малого роспрашивал: что с тобою старец о каких делех разговаривал ли, или про кого разсуждает ли, и другов своих которого имянно поминает ли? И малой сказывает: “Отнюдь де со мной старец ничего не говорит”. И толко малому вперед жити в келье у твоего государева изменника, и нам от него ничего не слыхать; а малой твоему государеву изменнику душа в душу. Да твой же государев изменник старец Филарет Романов мне, холопу твоему, про твоих государевых бояр в розговоре говорил: “Бояре де мне великие недруги, искали де голов наших, а иные де научали на нас говорити людей наших, а я де сам видал то не одиножды”. Да он же про твоих государевых бояр про всех говорил: “Не станет де их с дело ни с которое, нет де у них разумного; один де у них разумен, Богдан Белской, к посолс-ким и ко всяким делам добре досуж”. Да велел я, холоп твой государев, сыну боярскому Петру Болтину малого роспрашивать, которой живет в келье у твоего государева изменника, что с ним коли старец разговаривает ли, и про кого разсуждает ли? И малой де ему сказывал: со мною де ничего не разговаривает, лише де коли жену спомянет и дети, и он де говорит: “Милые де мои детки, маленки де бедные осталися; кому де их кормить и поить? таково ли де им будет ныне, каково им при мне было? а жена де моя бедная, наудачу уже жива ли? чает де она, где близко таково ж де замчена, где и слух не зайдет; мне де уж что надобно? лихо де на меня жена да дети, как де их помянешь, ино де что рогатиной в сердце толкнет; много де иное они мне мешают; дай, Господи, слышать, чтобы де их ранее Бог прибрал, и яз бы де тому обрадовался; а чаю де, жена моя и сама рада тому, чтоб им Бог дал смерть, а мне бы де уж не мешали, я бы де стал промышляти одною своею душею; а братья де уже все, дал Бог, на своих ногах”. А что будет твой государев изменник со мною станет вперед говорить, и я к тебе к государю [436] тотчас отпишу. Да приходят, государь, к Живоначалной Троицы в Сийской монастырь, проходом идучи, помолитися торговые люди иных городов, а иные приходят к Живоначалной Троицы в монастырь из иных городов на житье, а почели приходить, как учала ныне по зимнему пути дорога ставиться; и я, холоп твой государев, на монастырь прихожих людей пущати не велел, потому что у меня про прихожие люди иных городов твоего царского указу нет, а игумен без твоего царского ведома приимати в монастырь не смеет; а которые приходят тутошные монастырские крестьяне и вкладчики околных волостей, и они на монастырь ходят к Чудотворцу помолиться с приставом, с сторожми, которые приставлены для всякого бере-женья у ворот. Да твоих царских дел к тебе к государю у меня, холопа твоего, писати некому; а нынеча писал монастырской диячек, а я, холоп твой, писати не умею, а детинки у меня такого нет: и я, холоп твой государев, к тебе, к государю, о том прежде сего писал, и не одиножды, и от тебя, государя, мне, холопу твоему, о том указ не бывал. Милосердый государь, царь и великий князь Борис Федорович всеа Русии, вели мне, холопу своему, свой царской указ учини-ти: кому у меня, холопа твоего, твои царские дела вперед писати; и кого мне, холопу твоему, к тебе к государю посылати с грамотами; и пущать ли на монастырь прохожих торговых людей иных городов?

На обороте: Государю царю и великому князю Борису Федоровичу всеа Русии.Там же помета: 111 (1602) ноября в 25 день, с Богдановым человеком Воейкова с Дружинкою Михайловым.

1602 г., декабря 3. Наказ приставу при Филарете Романове Б.Б.Воейкову об условиях содержания ссыльного в Антониевом-Сийском монастыре

Черновой отпуск

От царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии, Богдану Борисовичу Воейкову. Писал еси к нам, что ты по нашему наказу старцу Филарету Романову платье, скуфью и ряску и шубу дал из монастырские казны, потому что старое платье изодралось; да в нынешнем во 111 году говорил тебе старец Филарет, чтоб ему стоять на крылосе; да он же говорил, что не пригодится с ним в келье жить малому, потому что белцу с чернцом в одной келье жить непригоже, и нам бы его пожаловати, велети с ним в келье жить старцу; да приходят в Сийской монастырь, проходом идучи, молиться торговые люди иных городов; а иные приходят в монастырь из иных городов на житье, и ты на монастырь прихожих людей пущати не велел, а игумен без нашего указу в монастырь принимати их не смеет; а которые приходят тутошние монастырские крестьяне и вкладчики околных волостей, и они в монастырь ходят к Чудотворцу помолиться [437] сприставом, с сторожми: и нам бы тебе велети указ учинити. И как к тебе ся наша грамота придет, и ты б старцу Филарету платье давал из монастырские казны и покой всякой к нему держал по нашему указу, чтоб ему ни в чем нужи не было; а буде он захочет стоять на крылосе, и ты б ему на крылосе стояти поволил, толко б с ним никто тутошних и прихожих людей ни о чем не розговаривали; а малому у него в келье быть не велел, а велел с ним в келье жить старцу того монастыря, в котором бы воровства какого не чаять; а которые люди учнут в монастырь приходить молиться, прохожие или тутошние крестьяне и вкладчики, и ты б в монастырь молиться всяких людей к церкве пущати велел, толко того смотрил накрепко, чтоб к изменнику, к старцу Филарету, к келье никто не подходил, и с ним ничего не говорил, и писма ни от кого никакого не подносил, и с ним не сослался; и о всем бы еси, будучи у старца Филарета, береженье к нему держал по нашему указу. Писан на Москве, лета 7111 (1602) декабря в 3 день.

1605 г., марта 22. Наказ игумену Антониева-Сийского монастыря об усилении надзора за сосланым Филаретом Романовым

От царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии, в Сийской монастырь, игумену Ионе. В нынешнем 113 году марта в 16 день писал к нам Богдан Воейков, что февраля в 3 день сказывали ему старец Илинарх да старец Леванид: февраля ж де в 3 день, в ночи, старец Филарет его, старца Илинарха, лаял, и с посохом к нему прискакивал, и из кельи его выслал вон, и в келью ему, старцу Илинарху, к себе и за собою ходити никуда не велел; и живет де старец Филарет не по монастырскому чину, всегды смеется неведомо чему, и говорит про мирское житье, про птицы ловчие и про собаки, как он в мире жил, и к старцом жесток; и старцы приходят к нему, Богдану, на того старца Филарета всегды с жалобою, лает их и бить хочет, а говорит де старцом Филарет старец: “Увидят они, каков он вперед будет”; а ныне де в Великий пост у отца духовного тот старец Филарет не был, и к церкви и к тебе на прощанье не приходил, и на крылосе не стоит. А около де монастыря ограды у вас нет, и меж келий де ото всякой кельи и с монастыря к озеру и с дровяников двери, и крепости де никоторые около монастыря нет, а ограду де монастырскую велели вы свезть на гумно; и он де, Богдан, тебе и келарю говорил, чтобы вы около монастыря ограду велели поставить и меж келий от дровяников двери заделати, и вы де около монастыря ограды поставити и дверей заделати не велите; и сторожу де ты, который стоит у ворот, ходити к нему и про прихожих про всяких людей сказывати ему и детем боярским не велишь, [438] а преж де сего сторож, приходя к нему, про всяких прихожих людей сказывал, кто какой человек и откуды пришел, и он потому к старцу к Филарету и береженье держал. И о которых де он о наших делех тебе и келарю говорит, и вы де нашего наказу не слушаете и ставите ни во что, а сказываешь де у себя наказ свой, и в монастырь приимаете всяких прохожих людей иных городов. И как к тебе ся наша грамота придет, и ты б старцу Филарету велел жити с собою в келье, да у него велел жити старцу Леваниду, и к церкви старцу Филарету велел ходити вместе с собою да за ним старцу, и береженье к нему держал во всем, чтобы он был у тебя в послушанье и жил бы по монастырскому чину, а не безчинствовал, и о том бы еси ему говорил: “Толко будет он не причащался святыни в нынешний пост, и то дело чуже хрестьянства”, и во всем бы его розсматривал, чтобы он жил во всем по иноческому обещанью, а от дурна его унимал и розговаривал, а безчестья бы ему никоторого не делал; а на которого он старца бьет челом, и ты б тому старцу жити у него не велел; а о которых о наших делех учнет тебе Богдан говорити, по нашему наказу, и ты бы и келарь о наших делех с ним советовали, и розни б у вас безлепичные ни в чем не было, и в оплошку б нашего дела не ставили; а будет ограда около монастыря худа, и ты б ограду велел поделати, без ограды монастырю быти непригоже, и меж келий двери заделати; а которые люди учнут к тебе приходити, и ты бы им велел приходити в передню келью, а старец бы в ту пору был в комнате или в чюлане; а незнаемых бы еси людей к себе не пущал, и нигде б старец Филарет с прихожими людми ни с кем не сходился; а о всем бы еси о береженье старца Филарета, розсмат-ривая его, советовал с Богданом Воейковым, чтобы старец Филарет в смуту не пришел, и из монастыря б не убежал, и жил бы во всем смирно, по монастырскому чину; а Богдану б еси Воейкову велел очистити келью подле себя; а от нас о том к Богдану писано ж, ведено ему о всем говорити и советовати с тобою, а однолично б у вас во всем было и бережно; а о чем к тебе в сей нашей грамоте писано, и то б у тебя было тайно. А учинится какая смута в старце, и не учнет жити по монастырскому чину, или из монастыря уйдет, или какое лихо над собою учинит, и то сделается твоим небереженьем и оплошкою. Да что старец Филарет, будучи у тебя, учнет о чем розго-варивати какие неприличные розговоры, и ты б о том отписывал к нам, а отписки велел отдавати в Посолском приказе дьяку нашему Офонасью Власьеву. Писана на Москве, лета 7113 (1605) марта в 22 день.

(Тексты подготовлены к публикации С. Ю. Шокаревым.)

источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.