Прозвание Сусанин явно происходит от женского имени Сусанна

Что известно нам достоверного о Иване Сусанине?  Крайне мало, почти ничего. Любопытно его прозвание, ведь «Сусанин» — это не фамилия в нашем понимании, которых в те времена у крестьян не было. Прозвание же давались, как правило, по имени отца — вспомним, например, Кузьму Минина, прозываемого Мининым потому, что отца знаменитого нижегородца звали Миной; внук Сусанина Даниил, сын его зятя Богдана Собинина, опять же по отцу проходил в документах как «Данилко Богданов» и т.д. Прозвание Сусанин явно происходит от женского имени Сусанна («белая лилия» по древнееврейски; такое имя носила одна из жён-мироносиц). Вероятнее всего, Сусанной звали мать Ивана Сусанина, и прозвание по имени матери позволяет нам предположить, что Сусанин рос без отца, может быть, умершего, когда его сын был совсем маленьким. В литературе о Сусанине обычно сообщается его отчество — Осипович, но оно является вымышленным. В источниках XVII века ни о каком отчестве Сусанина не упоминается, и это естественно, так как официальных отчеств крестьянам тогда и не было положено: они являлись привилегией лишь бояр и дворян. Если бы отца Сусанина действительно звали Осипом (Иосифом), то тогда его прозвание было бы Осипов, а не Сусанин.

Дом в деревне Деревеньки
На этом месте находился дом Богдана Собинина.

Одним из важнейших является вопрос — кем был в домнинской вотчине Иван Сусанин? В документах XVII века об этом ничего не говорится. Историки XVIII-XIX веков обычно называли его крестьянином. Протоиерей А.Д. Домнинский, ссылаясь на бытовавшие в Домнине предания, первым указал, что Сусанин был не простым крестьянином, а вотчинным старостой. Он писал: «Что Сусанин был старостою вотчинным, это я считаю достоверным потому, что слышал об этом от двоюродного деда моего, престарелого священника села Станков Михаила Федорова, воспитанного вместе с родным моим дедом, у деда их, а моего прапрадеда, домнинского священника Матвея Стефанова, урожденца домнинского и умершего около 1760-го года, а сей был внук домнинского священника Фотия Евсевиева -самовидца упомянутого события. Сей в дарственной грамоте от великой старицы Марфы Иоанновны в 1631-м году записан дьячком при отце своём священнике Евсевии». В другом месте он вновь повторяет: «Домнинские старые крестьяне тоже говорили, что Сусанин был старостою». После А.Д. Домнинского некоторые авторы стали именовать Сусанина приказчиком Марфы Ивановны, и, видимо, это соответствует действительности. Как известно, в боярских вотчинах XVI-XVII веков было два основных: должностных лица: староста и приказчик. Староста являлся выборным лицом местной общины («мира»), приказчик же (или «посельский») назначался владельцем вотчины. Н.П. Павлов-Сильванский писал: «Управление и хозяйство господского имения обыкновенно были в руках уполномоченного господином приказчика/ посельского/… Посельский заведовал собственным хозяйством господина на боярской земле, в отношении же участков, занятых крестьянами как самостоятельными хозяевами, он был только сборщиком оброков и податей, а также судьёй и управителем. Вознаграждением ему служило пользование пожалованным участком земли в особенности особые пошлины, которые он собирал с крестьян в свою пользу». Историк продолжает: «Господский приказчик (…посельский) не был полновластным управителем; его власть была ограничена выборным старостой и мирскою сходкою общины».
Судя по всему, Сусанин был не выборным старостой, а именно при казчиком (посельским), управляющим домнинской вотчиной и живущим в Домнине при боярском дворе. Этому выводу отнюдь не противоречит то, что А.Д. Домнинский называет Сусанина «вотчинным старостой». Во-первых, ещё в старину термин «староста» имел и значение «управитель». Во- вторых, ко временам А.Д. Домнинского этот термин несколько изменил своё значение, которое он имел в XVII веке» и из обозначения выборного лица,. выполнявшего ряд важных мирских функций, стал — по крайней мере, в дворянских поместьях — также синонимом слов «приказчик», «управитель», «бурмистр». О семье Сусанина нам также известно крайне мало. Поскольку ни в документах, ни в преданиях не упоминается о его жене, то, скорее всего, к 1612-1613 гг. она уже умерла. У Сусанина была дочь Антонида, бывшая замужем за местным крестьянином Богданом Собининым. О её замужестве нам известно только на 1619 год, но, судя по тому, что Собинин умер к 1631 году, а его сыновья Даниил и Константин числились на этот год хозяевами двора, можно уверенно предполагать, что Антонида к 1612-1613 уже была замужем и что, скорее всего, к этому времени уже появились на свет внуки Сусанина, дети Богдана и Антониды — Даниил и Константин по крайней мере, Даниил — явно бывший старшим). О Богдане Собнине нам известно ещё меньше, чем о его знамени-том тесте. Мы знаем, что Собинин был местным крестьянином; прозвание его, скорее всего, происходит от старинного имени «Собина», как, видимо звали его отца. Как говорилось выше, на 1612-1613 гг. он вероятно, уже был женат на дочери Сусанина. В литературе обычно пишется, что Собнин был сирота или приёмыш Сусанина, стараясь тем самым объяснить тот факт, что, судя по всему, не Антонида пошла к нему в семью, а он пошёл на двор, принадлежавший, видимо, его тестю. Согласно преданиям, родом Сусанин был из находившейся неподалеку от Домнина деревни Деревеньки, но сам жил в Домнине, а в Дере-веньках жили Богдан и Антонида.
Деревня Деревеньки издавна относилась к церковному приходу погоста Спас-Хрипели — он находился над речкой Шачей, тремя верстами ниже Домнина. Впервые в известных нам источниках погост упоминается в грамоте Марфы Ивановны от 1631 года, где сказано: «… сельцо Храпели, а в нём храм во имя Боголепное Преображение Господа нашего Иисуса Христа, да другой храм тёплой с трапезою во имя Архистратига Михаила…'» однако, безусловно, что это селение возникло задолго до начала XVII века (в одном документе 1629-1630 гг. про церковь Михаила-Архангела говорится, что она «ветха»).
По-видимому, именно погост в Спас-Хрипелях был главным религиозным центром для крестьян домнинской вотчины (Воскресенская церковь в Домнине, как мы помним, явно была усадебной), в том числе, конечно, и для Ивана Сусанина. Вероятнее всего, что именно здесь он был крещён, здесь венчался и крестил дочь Антониду; на приходском кладбище у стен Преображенского и Михайло-Архангельского храмов, конечно, похоронили его мать (которую, видимо, звали Сусанной) и неизвестную нам жену, мог быть похоронен тут и его отец. Здесь же, в погосте Спас-Хрипели над Шачей, судя по всему, был первоначально предан земле (об этом ниже и сам Иван Сусанин.

 

Из книги Н. Зонтикова ИВАН СУСАНИН

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *