РЫБКА В КОЛЕСЕ

Александра Клюшина

Когда мой благоверный вернулся с работы (было уже около восьми вечера), я из прихожей буквально выпала ему на грудь.

– Заяц, за тобой черти гонятся? – опешил он.

– Де-ети!! – взвыла я. – Сеня и Ваня!! Как я уста-ала!!

Муж снисходительно и мудро улыбнулся:

– Понятненько… Дамские капризы! – И укорил: – Сидишь себе дома с ребятишками, мне бы так!

– Капризы?! – взвилась я. – «Тебе бы так»?! Да я тут… как рыбка в колесе…

И тут я придумала. Ладно, муженёк. Завтра ты получишь подробный письменный отчет о том, как развлекаются домохозяйки, имея на руках погодков, старшему из которых два с половиной года, а младшему – одиннадцать месяцев… Уж простите меня остальные за натурализм.

8.00

Ванечка проснулся и заревел. Конечно, надул в ползуны. Переодела, села его кормить. Хорошо, что молоко ещё есть! Хотя все (начиная с моей мамы) прочили, что у меня его не будет…

Сеня, разумеется, тоже проснулся и заныл, чтобы я дала ему горшок, хотя тот стоит рядом. Потом, видя, что не прокатывает, сам слез с кровати. Показательно упал и стукнулся. Заревел, разумеется. Оставила Ваню на диване, метнулась, целовнула в макушку, подула, высадила на горшок, метнулась обратно, схватила кряхтящего Ваню, который был недоволен, что его оторвали от законного завтрака.

Через три минуты он опять надул!!! Прямо на меня и на диван. Докормила, вымыла, переодела. Переоделась сама. Все это время Ванечка ревел. Пока развешивала постиранное с вечера белье (мне почудился запах плесени… или почудился?!!) к Ванечкиным воплям присоединился Сеня. Сунула обоим по прянику, пошла греть кашу. Пока грела, Ванечка ревел с пряником в руке.

Налила две пиалки, одну поставила Сене, села кормить Ванечку. Сеня обляпал весь табурет и тряс ложкой, наблюдая, как с неё падает каша (философ растёт). Пришлось посадить Ванечку в манеж и кормить Сеню. Пока кормила, Ванечка ревел. Сеня наелся, положила его на диван, пошла кормить Ванечку. Через полминуты Сеня закричал, чтобы его накрыли одеяльцем, хотя одеяльце лежало рядом. Встала с Ванечкой на руках, накрыла.

Потом протирала табурет и пол и застирывала Сене рубашку.

10.30

Ванечка съел половину каши и захотел приспнуть. Пока укачивала, Сене вздумалось попеть «Капитан, капитан, улыбнитесь!». Недавно выучил, поэтому пел с удовольствием и громко. Обиженно недоумевал, почему прошу не шуметь.

Ванечка с грехом пополам уснул, в комнате хаос. Надо ещё сложить диван, вымыть пол, приготовить еду, постирать колготки, постирать и развесить свежепрописанное одеяльце. А ещё – о ужас! – сегодня надо умудриться заплатить взнос по кредиту за новый (тоже свежепрописанный) диван, благо почта рядом…

Только собралась выскочить, накинула плащ (Ванечка спит, Сеня меланхолично дорывает газету с программой), Ваня проснулся и заревел. Надул в ползуны. Переодела – спать не желает. Через десять минут (ура!) успокоился. Включила телевизор с мультиками, потихоньку улизнула.

13.00

Вот так появляются маньяки!!! Мне хотелось перекусать всех в очереди, включая кассиршу. НУ ПОЧЕМУ ВСЕ ТАК МЕДЛЕННО СООБРАЖАЮТ?!!

Домой мчалась впереди собственного визга. Разумеется, ревут в унисон. Вместо мультиков на экране шумно ругаются политики. Я б тоже заревела… Выключила телевизор, корень всего зла.

Пока готовила Ване яблочное пюре, сообразительный Сенька спёр пассатижи и громко стучал ими об пол.

Суп прокис. Хорошо, на донышке оставался.

Заболела голова. Сенька безостановочно прыгает вокруг меня и поёт. Покормила Ваню яблоком, – разумеется, Сенька захотел тоже. Потом поскакала стирать колготки. Пока стирала, Сенька стучал в открытую дверь пассатижами и кричал: «Тук-тук, гвоздик! Вот как я тебе помогаю! Нарисуй мне сейчас же машинку! Красную!! Ой, вылезла муха! Боюсь муху!!!».

Выгоняли муху. Ванька прописал очередное одеяльце.

Сенька проголодался. Пока кормила его, Ванька орал. Теперь держу его под мышкой как кота. Ещё и половина колготок не постирана, ничего не приготовлено. Пока пыталась уложить Ваньку, противный Сенька вытащил из шкафа чистые ползуны, раскидал по полу. С Ванькой на горбе собирала.

15.00

Горячая вода кончилась!! У нас это по десять раз на дню. Воспользовалась случаем (то бишь струей из холодного крана) и сунула под него пылающую голову. Вроде, полегчало.

Ванька разорался! На этот раз в ползуны НЕ ТОЛЬКО надул.

Через полчаса пошел кипяток. Стираю сразу трое ползунов – Сенька сыплет в ванну порошок, прыгает вокруг меня, машет мокрыми руками, тычет мне в нос соломинку от коктейля. КОКТЕЙЛЯ БЫ СЕЙЧАС!!

Жрать хочу как собака. Голова трещит. Сенька орет во всю глотку какую-то чушь. Замочила одеяло. Оно, по-моему, пахло каким-то покойницким склепом, было страшно его разворачивать.

Моя постиранная, отбеленная и высохшая блузка свалилась с веревки на НЕ ТОЛЬКО ПРОПИСАННЫЕ ползуны. Атас! Веселись, рабочий класс!!

Пока стирала, Ванька сидел в манеже без штанов… со всеми вытекающими и вываливающимися подробностями. Изрисовал обои (талант, но что за материал!!!), обляпал манеж, игрушки в манеже, наелся сам. Я ПОВЕШУСЬ!!! Посадила его в ванну (вытащив мокрое и грязное одеяло). Ванька крутился как жук на булавке, шлёпнулся, стукнулся головой.

Пока мыла Ваньку, Сенька напихал в графин с водой макарон!!! Я ВЫБРОШУСЬ В ОКНО!!!

Ничего не выйдет, первый этаж…

16.45

Я ещё не домыла пол, одеяла не достирала, ничего не готовила и ничего не ела.

Пока домывала пол, Сенька намылил руки, стал смывать, брязгался, весь облился.

По комнате летает огромная, как бомбовоз, муха и жужжит.

Пока чистила манежик, Сенька издевался над братом – залез на его кроватку и тыкал ему ноги в лицо. Пихался, отбирал игрушки, визжал и голосил. Потом начал размахивать пистолетом, распевая про капитана, чуть по голове не шарахнул. Не капитану, Ваньке. Лучше б капитану. Смутные ассоциации с ямайским ромом… Где там у нас коньяк?!

Шарахнула глоток. Бр-р! А то бы шарахнула по заднице Сеньку! ХОТЯ ТОЖЕ БЫ НЕ ПОМЕШАЛО!!!

17.15

Пока вода в ванной набиралась для одеяла, рубила кости. КАКОГО ЧЁРТА Я КУПИЛА БАРАНИНУ?!! Лучше уж готовые пельмени. Хотя их есть невозможно. Лучше умереть. Уже недолго.

Сенька катается в коридоре на велосипеде, при каждом повороте пыхтит, разворачивая велосипед и грохается кверху тормашками. Соседи стучат в стену. Наверное, хотят присоединиться к общему веселью…

17.45

Успела почистить картошку. Рыдаю от лука. Интересно, почему Ванька подозрительно притих?!!

ТАК И ЗНАЛА!!! Ну зачем с ЭТИМ ещё и играть?!. Опять одеяло из ванны вытаскивать. Правда, теперь оно уже чистое.

Морковку потереть.

Можно подумать, Сенька всегда идеально ходит в горшок… Приводила в порядок Сеньку и его одёжку.

Сунула голову под кран с холодной водой. Не полегчало. Запела про капитана. Сенька очень удивился и запросился посидеть в ванне с корабликами. ДА ХОТЬ С ПОДВОДНОЙ ЛОДКОЙ!!!

Ванька орёт как резаный, Сенька купается, бедная баранина ждет в кухне. Вероятно, за это время она уже протухла… Спешу осчастливить баранину с Ванькой на горбу. «У верблюда два горба, потому что жизнь – борьба»!

ГДЕ ТАМ У НАС КОНЬЯК?!

19.00

Ванька спит. Это хорошо. Успею доготовить этот бараний кошмар. А вот что Сенька дрыхнет, это плохо. Хотя, конечно, несколько минут блаженной тишины… Зато потом проснётся и до полночи не угомонишь.

19.40.

Какое счастье, баранина с картошкой получилась на ура.

19.41.

Звонок. Я надеялась успеть поесть…

– Что поделывали, зайцы? – осведомился муж, пахнущий свежим одеколоном, слегка перебивающим запах пивка поубивала бы всех этих программистов к чёртовой матери а может пусть их живут ой как хочется есть и спать…

Вместо ответа положила ему ужин, а вместо газеты протянула «ОТЧЁТ».

19.50

Читает. А я наконец-то ем. Что ем, не помню… Помню только квадратные глаза мужа, поднятые от тетради.

– Зайка… Где у нас там коньяк?.. – слышу подавленное сквозь сон.

А-а, проняло…

Мне снилась рыбка в колесе.

Александра Клюшина

часы вне времени