Прозвание Сусанин явно происходит от женского имени Сусанна

Что известно нам достоверного о Иване Сусанине?  Крайне мало, почти ничего. Любопытно его прозвание, ведь «Сусанин» — это не фамилия в нашем понимании, которых в те времена у крестьян не было. Прозвание же давались, как правило, по имени отца — вспомним, например, Кузьму Минина, прозываемого Мининым потому, что отца знаменитого нижегородца звали Миной; внук Сусанина Даниил, сын его зятя Богдана Собинина, опять же по отцу проходил в документах как «Данилко Богданов» и т.д. Прозвание Сусанин явно происходит от женского имени Сусанна («белая лилия» по древнееврейски; такое имя носила одна из жён-мироносиц). Вероятнее всего, Сусанной звали мать Ивана Сусанина, и прозвание по имени матери позволяет нам предположить, что Сусанин рос без отца, может быть, умершего, когда его сын был совсем маленьким. В литературе о Сусанине обычно сообщается его отчество — Осипович, но оно является вымышленным. В источниках XVII века ни о каком отчестве Сусанина не упоминается, и это естественно, так как официальных отчеств крестьянам тогда и не было положено: они являлись привилегией лишь бояр и дворян. Если бы отца Сусанина действительно звали Осипом (Иосифом), то тогда его прозвание было бы Осипов, а не Сусанин.

Дом в деревне Деревеньки
На этом месте находился дом Богдана Собинина.

Одним из важнейших является вопрос — кем был в домнинской вотчине Иван Сусанин? В документах XVII века об этом ничего не говорится. Историки XVIII-XIX веков обычно называли его крестьянином. Протоиерей А.Д. Домнинский, ссылаясь на бытовавшие в Домнине предания, первым указал, что Сусанин был не простым крестьянином, а вотчинным старостой. Он писал: «Что Сусанин был старостою вотчинным, это я считаю достоверным потому, что слышал об этом от двоюродного деда моего, престарелого священника села Станков Михаила Федорова, воспитанного вместе с родным моим дедом, у деда их, а моего прапрадеда, домнинского священника Матвея Стефанова, урожденца домнинского и умершего около 1760-го года, а сей был внук домнинского священника Фотия Евсевиева -самовидца упомянутого события. Сей в дарственной грамоте от великой старицы Марфы Иоанновны в 1631-м году записан дьячком при отце своём священнике Евсевии». В другом месте он вновь повторяет: «Домнинские старые крестьяне тоже говорили, что Сусанин был старостою». После А.Д. Домнинского некоторые авторы стали именовать Сусанина приказчиком Марфы Ивановны, и, видимо, это соответствует действительности. Как известно, в боярских вотчинах XVI-XVII веков было два основных: должностных лица: староста и приказчик. Староста являлся выборным лицом местной общины («мира»), приказчик же (или «посельский») назначался владельцем вотчины. Н.П. Павлов-Сильванский писал: «Управление и хозяйство господского имения обыкновенно были в руках уполномоченного господином приказчика/ посельского/… Посельский заведовал собственным хозяйством господина на боярской земле, в отношении же участков, занятых крестьянами как самостоятельными хозяевами, он был только сборщиком оброков и податей, а также судьёй и управителем. Вознаграждением ему служило пользование пожалованным участком земли в особенности особые пошлины, которые он собирал с крестьян в свою пользу». Историк продолжает: «Господский приказчик (…посельский) не был полновластным управителем; его власть была ограничена выборным старостой и мирскою сходкою общины».
Судя по всему, Сусанин был не выборным старостой, а именно при казчиком (посельским), управляющим домнинской вотчиной и живущим в Домнине при боярском дворе. Этому выводу отнюдь не противоречит то, что А.Д. Домнинский называет Сусанина «вотчинным старостой». Во-первых, ещё в старину термин «староста» имел и значение «управитель». Во- вторых, ко временам А.Д. Домнинского этот термин несколько изменил своё значение, которое он имел в XVII веке» и из обозначения выборного лица,. выполнявшего ряд важных мирских функций, стал — по крайней мере, в дворянских поместьях — также синонимом слов «приказчик», «управитель», «бурмистр». О семье Сусанина нам также известно крайне мало. Поскольку ни в документах, ни в преданиях не упоминается о его жене, то, скорее всего, к 1612-1613 гг. она уже умерла. У Сусанина была дочь Антонида, бывшая замужем за местным крестьянином Богданом Собининым. О её замужестве нам известно только на 1619 год, но, судя по тому, что Собинин умер к 1631 году, а его сыновья Даниил и Константин числились на этот год хозяевами двора, можно уверенно предполагать, что Антонида к 1612-1613 уже была замужем и что, скорее всего, к этому времени уже появились на свет внуки Сусанина, дети Богдана и Антониды — Даниил и Константин по крайней мере, Даниил — явно бывший старшим). О Богдане Собнине нам известно ещё меньше, чем о его знамени-том тесте. Мы знаем, что Собинин был местным крестьянином; прозвание его, скорее всего, происходит от старинного имени «Собина», как, видимо звали его отца. Как говорилось выше, на 1612-1613 гг. он вероятно, уже был женат на дочери Сусанина. В литературе обычно пишется, что Собнин был сирота или приёмыш Сусанина, стараясь тем самым объяснить тот факт, что, судя по всему, не Антонида пошла к нему в семью, а он пошёл на двор, принадлежавший, видимо, его тестю. Согласно преданиям, родом Сусанин был из находившейся неподалеку от Домнина деревни Деревеньки, но сам жил в Домнине, а в Дере-веньках жили Богдан и Антонида.
Деревня Деревеньки издавна относилась к церковному приходу погоста Спас-Хрипели — он находился над речкой Шачей, тремя верстами ниже Домнина. Впервые в известных нам источниках погост упоминается в грамоте Марфы Ивановны от 1631 года, где сказано: «… сельцо Храпели, а в нём храм во имя Боголепное Преображение Господа нашего Иисуса Христа, да другой храм тёплой с трапезою во имя Архистратига Михаила…'» однако, безусловно, что это селение возникло задолго до начала XVII века (в одном документе 1629-1630 гг. про церковь Михаила-Архангела говорится, что она «ветха»).
По-видимому, именно погост в Спас-Хрипелях был главным религиозным центром для крестьян домнинской вотчины (Воскресенская церковь в Домнине, как мы помним, явно была усадебной), в том числе, конечно, и для Ивана Сусанина. Вероятнее всего, что именно здесь он был крещён, здесь венчался и крестил дочь Антониду; на приходском кладбище у стен Преображенского и Михайло-Архангельского храмов, конечно, похоронили его мать (которую, видимо, звали Сусанной) и неизвестную нам жену, мог быть похоронен тут и его отец. Здесь же, в погосте Спас-Хрипели над Шачей, судя по всему, был первоначально предан земле (об этом ниже и сам Иван Сусанин.

 

Из книги Н. Зонтикова ИВАН СУСАНИН

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.