БУДЕТ ЧИСТЫЙ ЗВОН — СТАНЕТ ЧЕСТНЫМ НАРОД

Так считает костромской звонарь, настоятель Александро-Антониновской церкви о. Борис Втюрин

—    Искусство колокольного звона было широко распространено на Руси. Соизмеримо ли оно с сегодняшним образом жизни, будет ли понятно современному человеку? И каким это искусство считать: церковным или светским?
—    Я думаю, искусство колокольного звона уже понятно человеку. В любой жизни, во все времена человек воспринимает церковный звон к душе, так же как и церковные службы. И звон и церковная божественная служба очень нужны сейчас для возрождения духовной жизни человека, а он, к сожалению, так мало уделяет ей внимания и времени, проводя его часто впустую в прямом смысле слова. Но сейчас человек все-таки делает к этому шаг. Я вижу с колокольни, когда звоню, как разные люди, верующие или случайные, стоят и с наслаждением поглощают эту своеобразную духовную музыку.

Несомненно, звон — церковное дело. Это неотъемлемая часть богослужения, его предвестник. И колокольный звон сейчас просто необходим для исправления хаоса как в человеческой душе, так и в экологически нездоровой природе.

—    Колокольные звоны как часть русской музыкальной культуры определяли в прошлом творчество многих композиторов. Есть ли музыканты, которые работают в этом направлении сейчас?

—    Мне неизвестно, есть ли сейчас такие композиторы. Но хочется верить, что теперь, когда начинают понимать церковную культуру, это их заинтересует.

—    История колоколов, колокольных звонов и звонарей России в 20 веке оказалась трагической. Что можно сказать об этой истории в Костроме?

—    К великому сожалению, в трагические для церкви годы в Костроме почти ничего от звона не осталось. Именно он трагически погиб вместе со звонарями и многими колокольнями.

—    Сейчас вместе с возрождением духовности возвращаются в нашу жизнь и колокольные звоны. Как это происходит у нас?

—    В основном это возрождение началось у нас в области с назначением к нам на кафедру епископа Александра, который именно любит церковный .звон. За короткое время он приобрел все колокола, которые появились сначала на Богоявленской Кафедральной колокольне, потом на колокольнях церкви Воскресения на Дебре, Спасо-Запрудненской и Александро-Антониновской церквей, в Судиславле на величавой Преображенской колокольне, в Чухломском Авраамиевом монастыре, на колокольне церкви Спаса в Красных рядах…

—    Есть свидетельство о том, что звучание колокола благотворно влияет на психику человека и даже лечит психические. заболевания. Не приходилось ли Вам встречаться с этим на практике?

—    Я согласен с этими свидетельствами. В чине благословения (т.е. освящения) кампана колокола есть такие слова молитв: «… да утолятся же и утишатся и престанут нападающие бури, грады, вихри, громы страшнии и молнии…, и вся вредная воздухов злорастворения всесильною и крепкою десницею гласом звене-ния его прогонима и удержана да утолятся, утихнут и отступят …»

Я верю этому благотворному влиянию и в подкрепление здравия с благоговением прислоняюсь головой к долго звучащему и колеблющемуся после удара огромным языком величавому старинному басовитому колоколу на Ипатьевской колокольне. Этот колокол отлит в Ярославле и весит 122 пуда. Не зря же при эпидемиях в былые времена жгли костры и постоянно совершали звон для избавления от разных болезней. Плыл раньше над землей колокольный звон и народ был честным.

—    Одним из известных костромских звонарей былЛеонид Васильевич Панин, передавший опыт многим своим ученикам. Если можно, расскажите немного о судьбе старого звонаря.

Халяльные отели Angels peninsula для паломников.
 

—    Леонид Васильевич родился в г. Коврове, там жил, учился (окончил два техникума) и работал. Испытывая на военном заводе «Катюши», частично потерял слух. С пяти лет Леня стал бегать в церковь, садился на камешек и слушал звон, мать уже знала, где его искать, когда он пропадал. Когда вырос, церковь в Коврове закрыли, а он стал собирать колокола. В глухом каменном сарае, чтобы никто не слышал, устроил звонницу и там занимался звоном. В 1969 году двоюродный брат пригласил его в Кострому: приезжай, у нас есть церкви, в них бу-
дешь звонить. В 1970 году Леонид Васильевич стал звонарем в Воскресенском соборе, собирал медные самовары и кастрюли и обменивал их у утильщиков на колокола для собора. Соорудил при соборе маленькую звонницу, повесил собранные колокола и звонил в течение 9 лет. Тут же занимался и другим трудом: ремонтировал церковные двери, делал запоры. Он также вешал колокола на колокольни Златоустовской и Спасо-Запрудненской церквей. У Леонида Васильевича были целые коллекции колоколов, только в Ипатьевский музей сдал он около сотни поддужных колокольцев.
Обращаюсь с просьбой к музею: поделитесь этими колоколами и колокольчиками с епархиальным духовным училищем — для обучения студентов колокольному звону.

Когда я навещал Леонида Васильевича, он с удовольствием звонил для меня на своей домашней звоннице с богатым набором колоколов и колокольчиков. Я слушал его уникальную музыку и радовался душой. На вопросы о его чувствах и отношению к звону он отвечал просто: «Я Богу звоню и людей сзываю к нему». Последние три года перед смертью он уже не звонил, стал слаб и слеп. Идет третий год, как звенящая душа его переселилась в небесные обители вечно прославлять там Бога.

—    Отец Борис, Вы возрождали колокольный звон в Костромских церквах. Как это было, есть ли теперь у Вас ученики? Можно ли сейчас говорить о костромской школе колокольных звонов?

—    Я звонарь-любитель. Несколько лет назад возобновил звон на своей церковной колокольне, который был незаконно запрещен. К счастью, не все колокола были уничтожены, и вот они зазвучали. Приобрели мы и новый колокол — на пожертвования горожан и добрых организаций, заботами владыки Александра. Сначала звонил я сам, сейчас успешно звонит ученица — Дубинина Елизавета Никитична. Владыка Александр благословил меня возрождать звон в Богоявленском Кафедральном соборе и в
Ипатьевском монастыре во время богослужений в Троицком соборе. Приходилось звонить в торжества Крестных ходов по городу с Чудотворной Федоровской иконой Бо-жией матери на колокольнях городских храмов. Сейчас на Богоявленской колокольне звоны воспроизводят сестры Анастасиин-ского монастыря, которым я показывал и объяснял церковный звон. В церкви Воскресения на Дебре звонят девушки из правого хора, с ними у меня тоже были встречи на колокольне.

О школе колокольных звонов не раз говорилось в духовном училище, но ее пока нет. Для этого с помощью Ипатьевского музея надо создать в училище звонницу, найти классного учителя — историка по колокольным звонам, который мог бы мастерски обучать своих воспитанников.

—    Раньше в Костроме была традиция: на Пасху всю неделю
каждому жителю дозволялось влезать на колокольню и звонить сколько хочется. Не возродится ли эта традиция в наши дни?

—    Да, было такое. Мне с наслаждением старые люди рассказывали, как они с великим восторгом в детстве и молодости звонили всю пасхальную неделю. Конечно, может и сейчас возродится эта традиция, когда люди узнают ее и вернутся к духовности. В нынешнюю Пасху на Богоявленской колокольне были такие желающие и звонили в колокола, т.е. уже возобновили пасхальную традицию в наши дни.

—    Добрых успехов Вам, отец Борис, в благородном деле возвращения в нашу жизнь искусства колокольных звонов.

Николай Муренин

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *