Вечный жид

легендарная личность, сказания о которой примыкают к циклу местных преданий в Палестине, развившихся на основании рассказа евангелистов о страстях Господних. Древнейшие упоминания о В. ж. в европейских литературах относятся к XIII в. Именно итальянский астролог Гвидо Бонатти сообщает, что в 1267 г. проследовал на поклонение в монастырь св. Якова современник земной жизни Спасителя, звавшийся Иоанном Буттадейом (Joannes Buttadeus), который получил свое прозвище вследствие того, что нанес удар Спасителю, во время Его шествия на Голгофу (buttare — бить, ударять; deus — Бог). И. Христос сказал этому Иоанну: «Ты дождешься моего возвращения», и последний принужден странствовать до второго Пришествия. То же предание изложено с большими подробностями в «Путеводителе по Иерусалиму» («Liber terrae sanctae Jerusalem»), составленном в конце XIV в. для паломников, отправлявшихся к Святым местам (см. «Archives de l’Orient latin», т. III). В «Путеводителе» указано место близ Иерусалима, где, по народному преданию, Иоанн Буттадей ударил Иисуса Христа, причем сказал ему дерзкие слова: «Ступай мимо, отправляйся на смерть». Христос ответил ему: «Я пойду, но ты не умрешь до моего возвращения». Далее в «Путеводителе» прибавлено, что многие-де встречали в разных местах этого человека, скитающегося по миру, но что не следует его смешивать с другим долговечным, Иоанном, настоящее имя которого Devotus Deo (преданный Богу), а не Buttadeus, как ошибочно величают его в народе; Joannes Devotus Deo был-де оруженосцем Карла Великого и прожил, по преданию, двести пятьдесят лет. Легенда о долговечном оруженосце Карла Великого — Joannes de Temporibus, умершем, по словам летописца Викентия Белловакского, в 1139 году, представляется, действительно, независимой от легенды о В. ж.; однако, в Испании и в Португалии В. ж. является с тем же прозвищем — Juan de Voto-a-Dios (Хуан, преданный Богу) и Joan de Espera-em-Dios (Жоан, надежда на Бога). В немецкой народной книге (1602) говорится, что настоящее имя В. ж. было Агасфер (Ahasverus), но что при крещении он был назван Buttadeus. Приведенное толкование немецкой народной книги составлено, по-видимому, по образцу аналогичного рассказа о другом лице — воине Картофиле, родом латинянине, бывшем привратником претории Пилата. Английский летописец Матвей Парисский (XIII века) сообщает о Картофиле следующее, со слов одного армянского епископа, посетившего Англию в 1228 году: когда евреи влекли осужденного Спасителя мимо врат претории, Картофил ударил Его в спину и сказал с презрительной усмешкой: «Иди же скорее, Иисус, что Ты так медлишь!» Христос посмотрел на него строго и возразил: «Я иду, но ты будешь ждать моего возвращения». С той поры живет Картофил, ожидая пришествия Христова: он принял крещение и был наречен Иосифом. Всякий раз, как ему минет сто лет, на Картофила-Иосифа. нападает немощь, кажущаяся неизлечимою, но затем он снова становится здоров и молод, каким был в пору крестной смерти Спасителя (30 лет). — Иосиф-Картофил ведет праведную жизнь в сообществе духовных лиц и отнюдь не обречен на скитание по миру, как В. ж. Обычное его местопребывание на Востоке, в Армении. Сходный рассказ приведен в хронике Филиппа Мускэ (Philippe Mousket), которого посетил тот же армянский епископ, как и Матвея Парисского, в 1243 г. Личность В. ж. отождествляется в итальянских народных преданиях с Малхом. Имя Малха взято из Евангелия (от Иоанна, XVIII, 10), причем в легендах Малх, раб первосвященника, которому апостол Петр отсек ухо в Гефсиманском саду, отождествляется со служителем Анны, который ударил Иисуса по щеке, сказав: «Так отвечаешь Ты первосвященнику?» В наказание за свою дерзость, Малх, служитель Анны, осужден на вечное пребывание в подземном склепе, где он ходит безостановочно вокруг столба, так что даже пол опустился у него под ногами. Этот рассказ о Малхе сообщен в записках итальянских путешественников XV — XVII вв. (Fabri, Alcarotti, Troilo, Ligrenzi) в Иерусалим. На связь палестинских преданий о Малхе с итальянскими рассказами о Вечном жиде, носящем то же имя (Malchus, Marku), указали Гастон Парис и Ал — р. Н. Веселовский, причем последний отметил, что в древнерусских «Вопросах и ответах» («Памятн. старинной русск. лит.», III, 172 и в др. списках) личность Малха, которому ап. Петр отсек ухо, различается от личности воина, ударившего И. Христа в присутствии первосвященника: этот воин именуется «Фалсатом», «Фаласом» или «Феофилактом», рабом Каиафы. С другой стороны, в славянских текстах Фалас (Фалсат и т. д.) отождествляется с сотником Лонгином, прободившим И. Христа на кресте (см. Карпов, «Азбуковники», 41 — 42); он оказывается и расслабленным, некогда исцеленным Христом, но не призна
вшим Его и ударившим по ланите Иисуса на распятии. Лонгин осужден за это на вечную муку: его трижды в день поглощает зверь, и трижды Лонгин снова оживает (см. А. Веселовского, «К вопросу об образовании местных легенд в Палестине», в «Журнале минист. народн. просвещ.», 1885, май). Предания о воине-Картофиле, привратнике римской претории, о сотнике Лонгине и о Фаласе-Феофилакте послужили основанием гипотезы, что легенда о «Вечном жиде» первоначально сложилась не об еврее, а об латинянине. Но предания об еврее Малхе, по-видимому, одновременны со сходными рассказами о воине, родом латинянине, так что наиболее вероятным является другое предположение, а именно, что в раннюю пору возникли разные предания однородного содержания о различных свидетелях суда над Христом и Его страстей — предания, происхождение которых объясняется словами Спасителя: «Есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в царствии Своем» (Матф., XVI, 28; Лука, IX, 27; Марк IX, 1; Иоанн, XXI, 22). На основании того же текста сложилось предание о долговечности Иоанна, любимого ученика Иисуса Христа («и понеслось слово сие между братиями, что ученик сей не умрет»). Но в данном случае долговечность дарована в награду за преданность Спасителю, а не в виде наказания обидчику. Прототипом легенды о В. ж., где долговечность имеет значение кары, служит отчасти предание о Каине, первом убийце на земле и потому обреченном на вечное скитание. Сходный мотив встречается и в арабских преданиях о Самири, сотворившем золотого тельца (Коран, XX, 89) и в тюркских сказаниях о Джидай-Хане (сообщено Г. Н. Потаниным). В рассказе армянского епископа об Иосифе-Картофиле замечается слияние двух различных редакций легенды, ибо Картофил, с одной стороны — обидчик, терпящий наказание за свою вину, но, с другой стороны — он принял крещение и ведет мирную и праведную жизнь. Иоанн Буттадей, о котором рассказывает Гвидо Бонатти, стоит ближе к легенде о Малхе, ибо является скитальцем, терпящим кару за оскорбление, нанесенное им Христу. В бретонских народных преданиях поныне уцелела форма Boudedeo, как прозвище Вечного жида. Любопытные свидетельства итальянских писателей XV века о каком-то лице, принявшем на себя роль В. ж. и разыгравшем ее довольно успешно в Болонье, Флоренции и других городах Тосканы и св. Италии в первой четверти XV века, обнародованы Морпурго (Morpurgo, «L’Ebreo errante in Italia», Флоренция, 1890). Таким образом, предания о В. ж. распространились первоначально в среде романских народностей, и вышеупомянутая немец. книга об Агасфере основана на романских легендах о Буттадее; но немецкая редакция является главным источником позднейших литературных обработок сюжета. Основная схема легенды в ней несколько изменена: Агасфер оказывается сапожником по ремеслу, жившим в Иерусалиме. Спаситель, шествуя на Голгофу, остановился около дома Агасфера, чтобы перевести дух, но последний грубо с ним обошелся и не хотел дозволить, чтобы Христос приблизился к его жилищу. «Я остановлюсь и отдохну, -молвил Христос, — а ты пойдешь». Действительно, Агасфер тотчас же отправился в путь и с той поры скитается безостановочно. Уже в начале XVII в. немецкая народная книга послужила источником французской популярной поэме о В. ж.: «La complainte du Juif errant», подвергшейся нескольким обработкам в Бельгии и в Голландии, причем имя В. ж. «Агасфер» заменено другим — Isaac Laquedem. Иное имя В. ж. — Мишоб Адер — указано в письмах итальянца Марана (Jean Paul Marana) о мнимом турецком шпионе, который будто бы видел В. жида при дворе французского короля Людовика XIV. Наконец, в новогреческих народных преданиях В. ж. именуется «Кустандэ». Литературные обработки легенды о В. ж. у новейших писателей весьма многочисленны. Так, в Германии она была избрана сюжетом для поэтических произведений Гете, Шлегелем, Шубартом, Клингеманном (трагедия «Агасфер», 1828), Юл. Мозеном (эпич. поэма «Агасфер», 1837), Цедлицем, Кёллером, Геллером, Гамерлингом (поэма «Агасфер в Риме»), Ленау, Шрейбером и др. В Англии — Шелли, во Франции — Эд. Гренье и Евг. Сю, у нас Жуковский тоже представили более или менее оригинальные обработки сюжета. Перечень (неполный) различных версий и обработок легенды о В. ж. составлен был Graesse («Der Tanhäuser und der Ewige Jude», 1861), затем Schöbel, «La légende du Juif errant» (Париж, 1877). Ср. Helbig, «Die Sage vom Ewigen Juden, ihre poetische Wandlung und Fortbildung», 1874; M. D. Conway, «The wandering Jew», 1881; M. L. Neubauer, «Die Sage vom ewigen Juden», Лейпциг, 1884. Первую попытку выяснить генезис легенды представил Гастон Парис в статье, помещенной в «Encyclopedie des sciences religieuses, dirigée par M. Licbtenberger» 1880, т. VII (s. v. Juif errant): К ней примыкают статьи D’Ancona в «Nuova Antologi
a», XXIII, и в «Romania», X, 212 — 216 и А. Н. Веселовского в «Журн. мин. нар. пр.» (1880, июнь; 1885, май). Существенные поправки и дополнения к прежним исследованиям представляет статья Гастона Париса в «Journal des Savants», 1891, сентябрь, по поводу вышеупомянутой брошюры г. Морпурго.

Ф.Батюшков.

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1890—1907.

Вечный жид: 1 комментарий

  1. Приходит человек в адвокатское бюро:
    — Здравствуйте! Это контора «Рабинович, Кац, Гофман, Эдельман и Иванов»?
    — Здравствуйте! Да. Чем мы можем вам помочь?
    — Я хотел бы воспользоваться вашими услугами. Вы знаете, у меня очень сложный случай.
    — С удовольствием вам поможем. У нас лучшее бюро в городе. Сложные случаи — наш «конёк». Мы не проиграли ни одного дела.
    — Да-да, я знаю. Поэтому к вам и пришёл. Но у меня одна просьба. Я хотел бы, чтобы моим делом занимался лично господин Иванов.
    — ???
    — Понимаете, если господин Иванов сумел в такой компании подняться и так хорошо устроиться в этой жизни, то я уверен — с моим делом он справится легко.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.